Один из главных игроков на мировом рынке коммерческих самолетов — американская компания Boeing. ATO Show Observer поговорил с президентом Boeing в России и СНГ Сергеем Кравченко о том, какие у производителя перспективы в России и СНГ, ждать ли российским клиентам новых продуктов от Boeing и что значат стремительные перемены на российском рынке авиаперевозок.

Сергей КРАВЧЕНКО,

президент Boeing в России и СНГ

— Сергей Владимирович, расскажите, пожалуйста, какие перемены, на ваш взгляд, происходят на российском и мировом рынках коммерческих самолетов?

Очень приятно, например, то, что в России рекордными темпами растут авиаперевозки — их темпы роста за первые 5 месяцев года составили 22%. Причем не только у «Аэрофлота» — растут и S7, и «ЮТэйр», и это очень здорово. Это говорит о том, что России нужны самолеты.

Россия и СНГ — по-прежнему очень важные игроки на мировом рынке. Сегодня в регионе летает 450 самолетов Boeing, из них 280 — в России. Мы оцениваем емкость рынка СНГ на ближайшие 20 лет в 1230 самолетов, из них на Россию приходится примерно 900 ВС. Если ОАК будет продолжать выпускать региональные самолеты, а программа МС-21 увенчается успехом, для западных производителей все равно останется достаточно большой кусок пирога. И наша главная задача — продолжать выигрывать у Airbus.

Мы никогда не объявляли так много контрактов, как на прошедшем недавно в Париже авиасалоне: по итогам салона мы получили твердые заказы и обязательства на приобретение практически 600 самолетов. Это связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, на сегодняшний день мы готовы предложить заказчикам большое количество новых продуктов, которые мы разрабатывали многие годы. Но самое главное — рынок в целом показывает очень оптимистичный рост. В прошлом году мы очень консервативно оценивали его потребности на 20 лет — порядка 39 тыс. самолетов общей стоимостью 5,9 трлн долл. Сегодня мы увеличили этот прогноз на 3,6%: в целом в мире понадобится 41 тыс. новых самолетов. Это огромный гарантированный бизнес — 6,1 трлн долл.

Читайте также  Верить в себя, не видеть препятствий

— А чем вы можете объяснить столь быстрый рост российского авиарынка?

— Я думаю, что это связано с несколькими причинами. Во-первых, восстанавливается мобильность населения, пострадавшая в результате развала Советского Союза. Прежде большие города, даже значительно меньшие, чем миллионники — а уж миллионники и подавно — имели достаточно хорошую сетку перевозок. Можно было летать из Свердловска (Екатеринбурга) в Казань, были рейсы, которые связывали Новосибирск и Дальний Восток. Сегодня очень часто приходится летать через Москву и Санкт-Петербург, но перевозки из точки в точку (point-to-point) восстанавливаются. Правительство это приветствует, потому что мобильность населения, особенно молодого поколения, является залогом роста экономики.

Во-вторых, достаточно большие инвестиции были сделаны в инфраструктуру — в аэропорты, взлетно-посадочные полосы, систему управления воздушным движением. Мы много работаем с Росавиацией. Есть много возможностей для роста.

Далее, правительство развивает уникальную программу по привлечению туристов и инвесторов. И это не только Сочи и Санкт-Петербург, но и Дальний Восток. То, что делает министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, вызывает огромное уважение, потому что он действительно создает большую туристическую зону и это приведет к тому, что туда будут летать туристы из Китая, Японии и, надеюсь, из России. Все это дает основания полагать, что мобильность населения и появление новых хабов приведут к тому, что этот беспрецедентно высокий рост будет продолжаться — а, значит, будут нужны новые самолеты.

— Мы обсудили изменения на рынке. А что нового в самой компании Boeing?

—Одним из отличий недавно прошедшего Парижского авиасалона стало то, что мы впервые стали абсолютно равноценно смотреть на гражданскую авиацию, на военные и космические проекты и на проекты в области сервисов. Мы запустили новую компанию, которая называется Boeing Global Services. Из 6,1 трлн долл., в которые мы оцениваем рынок новых самолетов на 20 лет вперед, практически 50% у нас гарантированы. Все-таки в секторе самолетов размерности от 110 до 600–700 пасс. Boeing с Airbus все еще конкурируют только друг с другом: китайские и российские производители пока еще находятся на стадии роста. А вот рынок сервисов больше, чем рынок новых самолетов — 8,3 трлн долл. И этот рынок дает нам огромную перспективу роста, потому что в области гражданских авиационных сервисов мы занимаем всего 7%. Благодаря компании Boeing Global Services, которая официально начала работу 1 июля, мы рассчитываем увеличить свой сервисный бизнес в три раза, от сегодняшних 17–18 млрд долл. до 50 млрд долл.

Читайте также  СП Ural Boeing Manufacturing поставило первую партию балок основной опоры шасси для самолета Boeing 737NG

Рост произойдет благодаря развитию глобальных проектов. Например, мы считаем, что в России за 20 лет нужно будет подготовить 22 тыс. новых пилотов и 26 тыс. новых механиков — не только для самолетов Boeing. Именно поэтому мы открыли в Сколково авиационный учебный центр Boeing по обучению авиационных специалистов, который совмещен с научно-исследовательским инновационным центром. Этот центр имеет возможность обучать до 1000 авиационных специалистов — пилотов и механиков — в год. Там же на базе тренажеров и уникальных программ обучения мы будем проводить глубокие научные исследования, анализировать большие массивы данных, предсказывать, какие нужно развивать подходы к обучению.

— Расскажите о самолетах, которые Boeing привез на Парижский авиасалон.

— Самолеты, которые мы сюда привезли — Boeing 737MAX-9 и Boeing 787-10 — просто красавцы. Boeing делает действительно лучшие самолеты в мире. Мы запустили Boeing 737MAX-10, он будет на 1,5 м длиннее, чем MAX-9. У нас уже есть более 350 твердых заказов и обязательств на него от 16 авиакомпаний. Самолет Boeing 787-10, который сейчас проходит сертификацию, — очень важный для меня проект: над ним работали 700 российских инженеров, которые проектировали его носовую секцию и пилоны. Практически все большие титановые штамповки — 22 т в сырье для каждого самолета — сделаны на Урале на нашем совместном с корпорацией «ВСМПО-Ависма» предприятии Ural Boeing Manufacturing.

— Когда, по-вашему, новые продукты Boeing могут прийти на российский рынок?

— Про Boeing 737MAX мы уже объявляли — первые самолеты придут в Россию очень скоро, в 2018 году, в группу компаний S7. Об этом говорил и Владислав Филев. Самолеты MAX также находятся в портфеле одной из ведущих российских лизинговых компаний — 22 самолета заказал «ВЭБ-лизинг». Я абсолютно уверен, что Boeing 737MAX — это самая востребованная машина в истории мировой авиации. Их уже продано более 4 тыс.

Читайте также  Boeing и "ВСМПО-Ависма" подписали меморандум о расширении сотрудничества

Нажмите, чтобы развернуть окончание материала >>

Для того, чтобы сразу видеть материалы целиком,
пройдите простую регистрацию или
авторизуйтесь на сайте.

Если говорить про другие новые проекты, то на Парижском авиасалоне мы подписали с группой компаний «Волга-Днепр» контракт на Fuel Dashboard. Это новое программное обеспечение, которое позволяет сэкономить огромное количество топлива. «Волга-Днепр» — один из крупнейших в мире операторов самолетов Boeing 747, они эксплуатируют 10 Boeing 747-8 и 7 Boeing 747-400. Программное обеспечение будет использоваться как в кабине самолета, так и на земле, для того чтобы прокладывать оптимальные маршруты. И таких цифровых продуктов и новых программ обучения мы будем продавать все больше и больше.