Алексей Лошкин: «В зеркала заднего вида смотрю чаще, чем в лобовое стекло»

15 августа 2016 522
Бывший силовик рассказал о тонкостях партийной работы.

Руководитель исполкома Челябинского регионального отделения «Единой России» Алексей Лошкин – личность для многих загадочная. За несколько лет Алексей Александрович прошел путь от сотрудника ОБЭП, боровшегося с организованной преступностью, до человека, обеспечивающего партии власти избирательную кампанию в регионе на выборах в Государственную думу РФ. Между этими должностями была работа в главном экспертном, а затем в главном контрольном управлении правительства области сначала при губернаторе Юревиче, а затем – при Дубровском. В нынешней должности Лошкин старается лишний раз не светиться в прессе, в отличие от своих предшественников. Возможно, поэтому его и не удалось разыграть пранкеру, который представился  одним  из руководителей единороссов Сергеем Железняком. Как выстраивает отношения со старой партийной гвардией новый назначенец и «чьим человеком» он на самом деле является - об этом Алексей Лошкин рассказал в интервью сайту Ural1.ru.

- Алексей Александрович, еще до начала неприятностей  у Юревича на выборах прогремела история, что якобы из-за преданности экс-губернатору вы уволили юриста исполкома Алену Ануфриеву.

- К действительности эта история не имеет никакого отношения. Решение об уходе Алена Ануфриева приняла самостоятельно, никто ее не к этому не подталкивал. Насколько мне известно, она немного устала от работы в партии, поэтому решила уйти  в частную компанию. Мы душевно ее проводили: отметили премией, накрыли стол,  вручили поздравительный адрес. В общем, расстались по-человечески. А появление в СМИ таких историй, что я кого-то уволил за преданность Юревичу, ничего, кроме улыбки, не вызывает.

- Разве в «Единой России» не избавляются от сторонников бывшего губернатора?

- В исполкоме подобных кампаний не было и не будет. Не мой стиль – оценивать людей по принципу: кто с кем дружил или дружит. Важен, прежде всего, профессиональный подход к делу.

- Вас, кстати, тоже называли «человеком Юревича».

- А еще человеком Овакимяна, человеком Феклина. Потом  меня «скрещивали»  с Сеничевым. Каких только сплетен о себе не выслушал за последние полгода. Да, я работал под руководством Михаила Юревича, но дружбы с ним не водил. Признаюсь, видел своего начальника только на областных совещаниях, на аппаратки к нему не ходил, личный прием – тоже. Просто я человек достаточно коммуникабельный, общаюсь  со многими коллегами и при этом стараюсь ни с кем не конфликтовать. Вот меня и записывают то в один, то в другой лагерь.

- Долго привыкали к партийной работе после госслужбы?

- До сих пор привыкаю. Обычно на новом месте осваиваешься в течение года. Идет подбор коллектива, собственная адаптация. Это тонкие настройки. Но в любом случае результат не страдает. Я считаю себя проект-менеджером. В 2011 году, когда пришел в исполнительную власть из правоохранительных органов, было еще сложнее. Пришлось с нуля создавать новую структуру – главное экспертное управление, которое проводило различного рода экспертизы: от инвестиционных проектов до деятельности ОГУПов, занимались выявлением преднамеренных банкротств. На первых порах сам ходил к нотариусу заверять доверенности. Затем было главное контрольное управление. На мой взгляд, за эти годы мне удалось создать команду профессионалов. После ухода в партийный исполком все мои замы оказались востребованными в органах исполнительной власти, эффективно работают на руководящих постах. Что касается нагрузки, то после ОБЭП чувствовал себя в экспертном управлении как в санатории. Но затем привык к более размеренному ритму работы, с нормальными выходными.

- Говорят, у вас талант экономить бюджетные средства. А сколько уже сэкономили денег для партийной казны?

- Действительно, навыки в управлении финансами пригодились на новом месте. Наверное, 25-30 % партийных денег за полгода мы сэкономили на проведении различных конкурсов и аукционов. Деньги стоят денег, почему бы не повыкручивать  руки поставщикам. А вот  на зарплате сотрудников экономить права не имею.

-  Кстати, о сотрудниках. Как выстраивали с ними отношения?

- Как уже говорил, шпионов у себя не ищу. Лакмусовой бумажкой для меня в отношении коллектива стало проведение предварительного партийного голосования. Сложная организационная процедура - по сути, генеральная репетиция выборов. Но никто в исполкоме сопли на кулак не намотал. Все работали как часы. Затем мы практически в форс-мажорных обстоятельствах провели партийный  форум в Магнитогорске, узнав о том, что его передают нам, всего за пару недель до события. Решая многочисленные организационные вопросы, я  и мои коллеги двое суток провели на ногах, без сна. Такие денечки сплачивают коллектив. Представьте себе лишь одну задачу: как разместить 2000 человек в гостиницах Магнитогорска. И я очень благодарен своим коллегам за полную самоотдачу. Они знают: я руководитель требовательный, можно сказать, жесткий, но не жестокий.

-  Как вы отличаете жесткость от жестокости?

- Я проявляю жесткость в требовании выполнить задачу точно в срок. Но никогда не перехожу морально-этических границ. Некоторые руководители, распекая подчиненного, скатываются в эмоции, тем самым проявляя свою слабость, начинают его попросту «кабанить». А человек, может быть, сделал все, что было в его силах, и даже больше. Я понял эти вещи, работая еще в «органах».

- Чему вас еще научила служба в ОБЭП?

- От старых привычек сложно отказаться. До сих пор, когда веду автомобиль, чаще смотрю в зеркала заднего вида, чем в лобовое стекло. Да и заходя в темный подъезд, всегда бываю начеку, совершаю определенные действия. Ты понимаешь, что тебя может подстерегать там опасность, даже если это твой собственный подъезд и ты бывал в нем тысячу раз. Это не означает, что я профессионально деградировал. Просто остались такие привычки.

- Наверное, эта осторожность помогла вам не попасться на удочку пранкера?

- Возможно. По телефону меня вообще сложно разыграть. Я тщательно проверяю все звонки. Не даю ценную информацию первому встречному.

- А как складываются у вас отношения со старой партийной гвардией, для которой вы – новичок?

- У меня со всеми нормальные, рабочие отношения. Но особенно я сдружился с Владимиром Горновым. Очень мудрый, приятный человек. Это в детстве у нас было много времени на то, чтобы проверить друг друга. А сейчас, уже имея жизненный опыт, ты можешь оценить человека по набору слову, поведению, реакциям на различные события. Владимир Михайловчи – очень верующий человек, для меня это тоже очень важно. Предвосхищаю вас следующий вопрос – да, ходил на его яхте по Тургояку, успел хлебнуть адреналина. Пару раз нас неплохо швырнуло. Тургояк – действительно очень непредсказуем - то штиль, то ветрище.

- Алексей Александрович, вы не лукавите, говоря, со всеми стараетесь поддерживать хорошие отношения. В «органах» вы приходилось надолго отправлять людей за решетку. С ними тоже «дружите»?

- Дружбой это, конечно, сложно назвать. Но были случаи, когда люди, которые при моем непосредственном участии уходили в места не столь отдаленные, потом подходили ко мне на улице и здоровались. Они понимают, что ты честно делал свое дело, и твоя совесть чиста. Есть мудрость: лучше сто раз поверить виновному, чем один раз не поверить невиновному. Я старался работать по этому принципу, и Бог миловал меня от ошибок.  

- Работая в партии, продолжаете активно заниматься спортом?

- К сожалению, времени на это остается все меньше. Порой всего раз в неделю выбираюсь на тренировку.

- А каким видам отдаете предпочтение?

- Кикбоксингу и боксу. Я же не вчера начал этим заниматься. В свое время выполнил норматив мастера спорта по кикбоксингу. Стал призером чемпионата России среди юниоров  в категории до 67 кг. Раз пять выигрывал чемпионат Челябинской области по рукопашному бою. В юности тренировался пять дней в неделю. А сейчас занимаюсь этим уже непрофессионально. Зато появилось новое увлечение - поднимаю гири на фестивалях ГТО (улыбается).

- Вместе с губернатором?

- Да. В определенных обстоятельствах это очень экстремальное занятие. На недавнем фестивале ГТО, который проходил в небольшой дождь, я едва не выронил мокрую гирю при перехвате. Перед этим попросил зрителей, в том числе и ваших коллег, журналистов, отойти подальше. Но было шумно, и меня никто не услышал. Пришлось улыбаться и работать на морально-волевых. Все закончилось хорошо. Вообще я не планировал поднимать гири, нас с Денисом Лапотышкиным (директором дворца спорта «Уральская молния» - Прим.Ред.)  настраивали на отжимания. Однако пришлось и отжиматься, и гири поднимать – было сложно отказать губернатору в этой маленькой просьбе.

 

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?