Андрей Барышев: «Я не собираюсь сидеть в Госдуме на задней парте»

01 июля 2016 4021
Победитель праймериз ЕР по Челябинскому округу рассказал о политике, бизнесе и соперниках.
Андрей Барышев: «Я не собираюсь сидеть в Госдуме на задней парте»

На съезде «Единой России» в Москве 27 июня депутата Челябинской городской думы Андрея Барышева официально утвердили  кандидатом по Челябинскому одномандатному избирательному округу. Событие было ожидаемым, ведь Барышев уверенно победил во внутрипартийных праймериз, набрав абсолютное большинство голосов избирателей. Основным соперником кандидата от «Единой России» эксперты в один голос называют действующего депутата  Госдумы, экс-губернатора Михаила Юревича, уже начавшего избирательную кампанию в качестве самовыдвиженца. С какими идеями Барышев идет на выборы, что собирается противопоставить Юревичу и почему ему не нравится устройство страны, похожее на чупа-чупс.  Об этом депутат гордумы рассказал в интервью сайту  Ural1.ru.                                 

«Юревич – достойный соперник»

– Андрей Викторович, эксперты называют вас и экс-губернатора Михаила Юревича главными претендентами по победу в Челябинском избирательном округе.  Как оцениваете свои шансы и шансы вашего соперника?

– Ставки делать не буду (улыбается). Михаил Валериевич  – достойный кандидат, уважаю его как соперника, состоявшегося  бизнесмена. Но шансы есть не только у нас двоих. Искренне считаю, что чем больше кандидатов включатся в избирательный процесс со своими программами, тем лучше –  у избирателей появится  более широкий выбор.

– Выдвижение Юревича в качестве беспартийного вас удивило?

– Нисколько. Мы же видели, что предвыборный штаб  Юревича продолжает работу, несмотря на определенные вопросы в переговорах с партиями. Другое дело, что в Госдуме, чтобы быть эффективным депутатом, необходимо работать  в составе крупной и сильной группы, а лучше партии. В одиночку ни один закон или даже поправку не «продавить».

– После победы в праймериз за вами поддержка «Единой России» и лично губернатора Бориса Дубровского. Не боитесь, что оппоненты  обвинят вас в использовании административного ресурса?

– Нет. Слухи об этом ресурсе сильно преувеличены (улыбается). Предварительное голосование проходило абсолютно  прозрачно.  И если бы случились хотя бы намеки на нарушения, оппоненты это моментально и по полной программе  использовали. Что касается поддержки губернатора, то за нее, скорее всего, принимают сходство наших идей. У Бориса Александровича и у меня очень похожий взгляд на развитие региона, реального сектора экономики, сельского хозяйства, необходимость изменений в бюджетном устройстве страны.

– Вернемся к праймериз. Что для вас как новичка было самым сложным?

– Мне гораздо комфортнее напрямую работать с избирателями, чем зависеть от политической конъюнктуры. Поэтому  процедура праймериз по одномандатному округу, где избиратели выражают свое доверие конкретному кандидату,  не вызвала у меня затруднений.  Плюс  я чувствовал поддержку большого количества единомышленников – решение выходить на праймериз и в случае успеха баллотироваться в Госдуму принималось на совете общественного движения  «Соцгород».

– Вы идете на выборы от партии, которая в свое время исключила вас из своих рядов. Обиды на «Единую Россию» не осталось?

– Нет. К партии у меня никогда не было вопросов.  Меня исключили за критику некоторых  региональных проектов совершенно конкретные  люди, такова в то время была местная политическая конъюнктура.

– А что именно вы критиковали?

– Непомерно завышенные сметы на дорожное строительство, раздутый управленческий аппарат. Говорил о вреде уплотнительной застройки в зеленых зонах. Мы до сих пор расхлебываем эту кашу, исправляем нарушения, которых можно было избежать.  Кстати, в своей критике я был не одинок – действовал совместно с «Комитетом народного контроля»  и другими общественными организациями.

– Получается, что некоторые люди, которые вас исключали, вновь с вами в одной лодке.

– Не у всех хватает смелости выступить против, когда твои руководители приняли другое решение. Я не зацикливаюсь на прошлом. Хочу решать серьезные задачи в Госдуме вместе с партией, которая сегодня определяет политику в стране. И точно не собираюсь сидеть там на задней парте.

О  пользе дешевых кредитов и вреде  «чупа-чупса»

– С какими идеями идете в Госдуму?

– Реальному сектору экономики и всей стране сегодня, как никогда, нужны дешевые кредиты – не под 17-18 процентов годовых, а под 0,5-1,5 процентов, как в развитых странах. Это не утопия и не сказка. Нынешняя ставка рефинансирования (10,75 %), установленная Центробанком, не пускает в экономику ее «кровь» – деньги.  Потенциальному крупному инвестору гораздо проще и надежнее вложить миллиарды рублей или долларов в банковский сектор и стричь купоны, нежели открывать новое производство или реанимировать старое.  Пока банковское лобби в нашей стране столь сильно, реальный сектор экономики будет задыхаться.  Выход – в резком, но контролируемом государством снижении процентных ставок для тех, кто работает в реальном секторе экономики и создает богатство страны.

– Можете привести конкретный пример, как это работает?

– Да. Правда, он из Германии. Мой знакомый, коренной немец, занимается строительством жилых домом, целых кварталов, по государственной программе  под 0,5% годовых. «Как же так? – спрашиваю я его. – У вас инфляция 1,5-2%. Получается,  что ваше государство теряет деньги». «А кто сказал, что оно должно их зарабатывать? – отвечает он. – Цель государства – с моей помощью построить недорогое и качественное жилье, получить налоги, дать возможность немного заработать мне.  А если государству потребуются деньги, есть печатный станок, никаких проблем».  Секрет этой схемы в том, что на всех этапах строительства – от возведения фундамента до продажи готового жилья – мой приятель-немец не видит живых денег. За все с подрядчиками рассчитывается госбанк, даже зарплату работникам строительный фирмы выплачивает. Свою прибыль бизнесмен получает только тогда, когда полностью рассчитывается за льготный кредит. И хочу заметить, эта прибыль небольшая, но гарантированная. Обманутых дольщиков в такой схеме не может быть по определению. Все этапы жестко контролирует государство. Что мешает нам использовать этот опыт?

– Хорошо, для строительной сферы это сработает, а для остальных?

– Это поможет всему реальному сектору экономики, и в особенности экономике  нашего региона. Если в ближайшем будущем  мы не заменим ветхое оборудование наших металлургических и машиностроительных предприятий с помощью льготных госкредитов, велика вероятность, что окончательно проиграем конкуренцию мировым лидерам.  Еще один пример. Сейчас Россия производит около 70 млн тонн черного металла  в год (в том числе ММК – 12 млн тонн), а лидирующий  Китай – почти 750 млн тонн. При этом китайцы практически все используют внутри страны. Если они  начнут  отправлять металл на экспорт, нашим гигантам с их устаревшим оборудованием и низкой производительностью труда придется очень туго. На перевооружение и модернизацию производства  у нас осталось совсем немного времени.

Оппоненты от банковского лобби могут сказать: «При низких ставках раздуется инфляция». На самом деле ничего подобного не произойдет.  Центробанк должен работать как регулятор, каковым он и является. При необходимости он будет изымать «лишние деньги» из оборота страны, которые были выданы в виде дешевых кредитов. Взамен мы получим доступное жилье, современное модернизированное производство, развитое сельское хозяйство. А это уже реальные налоги и реальный валовый продукт.

– Еще одна тема – изменения бюджетного устройства страны. О чем идет речь?

– Эта старая новая история об отношениях регионов-доноров, и не только доноров,  с федеральным центром. Сейчас  ситуация  похожа на  чупа-чупс, где роль ножки играют регионы, а вверху находится надутый централизованный бюджет. Челябинская область отдает в центр три четверти своих доходов, первоначально оставляя себе лишь 25%. Затем  часть денег возвращается к нам в виде трансфертов.  Проблема в том, что по пути  этого денежного потока в Москву и обратно куда-то теряется немалая часть средств. Я предлагаю сразу оставлять на местах 50% доходов. С одной стороны, это снизит уровень коррупции, с другой – позволит регионам оперативно направлять деньги в экономику, под контролем федерального центра использовать их на приоритетные государственные программы.

Все эти идеи, о которых я рассказываю, не новы.  Однако сегодня у нас появился шанс наконец-то их реализовать. Ведь в Думу вновь придут депутаты-одномандатники, знающие проблемы и потребности своих избирателей изнутри.

– Андрей Викторович, а что ответите тем, кто называет вас лоббистом интересов бизнесменов Александра Аристова и Юрия Антипова?

– Не думаю, что у Александра Михайловича и Юрия Васильевича сегодня есть интересы, которые нужно лоббировать в Госдуме. Они создали мощный холдинг,  в  котором работает более 36 000 человек. Сегодня их интересы в сельском хозяйстве, металлургии, в развитии импортозамещения также являются приоритетными и для государства. Можно сказать, что эти задачи лоббирует сам президент, и уж мое лобби там точно не нужно (улыбается).

– В свое время вы удивили многих, отказавшись от кресла депутата Законодательного собрания области, и вернулись в городскую думу. Зачем?

– Да, мне говорили, что это беспрецедентный случай. Но я  посчитал, что буду более эффективен в городской думе. Люблю решать практические задачи. 

– Как вы относитесь к тому, что в качестве «паровоза» на выборах в Госдуму «Единая Россия» использует московского  варяга – главного редактора газеты «Культура»  Елену Ямпольскую?

– Мое личное мнение  – люди должны знать, кого они выбирают.  Это относится ко всем кандидатам. С Еленой Ямпольской не знаком, но, наверняка, она достойный кандидат, раз ее поставили во главе списка.

– Что будет с «Соцгородом», если вас изберут в Госдуму? Наверное, не сможете уделять ему много внимания?

– Напротив, «Соцгород» будет расти. Раньше мы работали только в Металлургическом районе Челябинска, и нам даже запрещали выходить за его границы  – по тем же самым причинам, из-за конъюнктурных войн. Но в недавнем разговоре со мной  губернатор Борис Дубровский поддержал нашу работу,  сказал, что если будут обращения людей с других территорий, пожалуйста, открывайте там свои представительства и помогайте жителям. Хочу подчеркнуть, что «Соцгород» не собирается мешать работе  других общественных организаций, в чем меня упрекают некоторые оппоненты.

– Еще один вопрос «из будущего». Кому передадите в управление свои бизнес-активы, если будете работать в Думе?

– У меня сложилась хорошая команда топ-менеджеров, которая неплохо справляется со своими обязанностями. Ей и передам управление. Уже сегодня все основное время я уделяю общественной и депутатской работе, на бизнес времени почти не остается.

«Спорт научил меня биться честно и до конца»                                                    

– Андрей Викторович, в юности вы активно занимались спортом, тяжелой атлетикой. Участие в выборах похоже на спорт: здесь тоже нужны и азарт, и бойцовские качества. Кто вы больше по натуре: спортсмен, который  бьется за результат до последнего,  или боец?

– Бойцовские качества в политике просто необходимы, особенно, когда тебе противостоит такой опытный политический тяжеловес, как Михаил Юревич. Но спорт научил меня не только биться до последнего, но и биться честно, без грязи. Я вырос в простой семье на ЧМЗ, хулиганил в детстве, дрался, как и все пацаны. Но мы не терпели подлости и ударов в спину. Был такой негласный моральный кодекс, которому я следую всю свою жизнь. 

– Про вас ходит слух, что вы часто ходите с охраной. Кого вы боитесь?

– Это полная ерунда. Никогда не пользовался услугами охраны. Единственное – у меня есть личный водитель. Это необходимость. Я часто работаю, находясь в пути.

– Говорят, вы любите прокатиться с ветерком на мотоцикле. Приносит ли это увлечение какие-то политические дивиденды? «Ночные волки», к примеру,  очень активны в политике.

– Нет. Это только хобби, и ничего более. Увлечение появилось в детстве, когда я занимался в кружке юного техника. В этом году, к сожалению,  из-за цейтнота времени на байк еще не садился.

– Вам приходится пользоваться услугами имиджмейкеров?

– Мне пытались их навязать, но я категорически от этого отказался. Зачем надевать на себя придуманный образ? Я привык быть таким, какой есть: пусть неидеальным, но искренним. Со своей внешностью, речью, образом мыслей.  Очень хочу, чтобы избиратели оценивали меня, прежде всего, по поступкам.        

ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Следите за новостями в наших группах «В контакте»,  «Одноклассниках» и «Фейсбуке».

            

 

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?