Офшоры выходят из моды, а фирмы-однодневки не сдаются

28 сентября 2016 668
Один из создателей системы «СПАРК» Владимир Герасимов рассказал в Челябинске о сегодняшних рисках в бизнесе
Офшоры выходят из моды, а фирмы-однодневки не сдаются

С развитием новых технологий бизнес становится более рискованным занятием. Вероятность нарваться на компанию-однодневку и получить за сотрудничество с ней крупный налоговый штраф растет, при том, что количество таких компаний сокращается. Об этом на конференции в Челябинске говорили первый заместитель генерального директора, исполнительный директор группы «Интерфакс» Владимир Герасимов и заместитель директора учебного центра «Интерфакса» Андрей Захаров. Ural1.ru  постарался разобраться, почему возникла такая парадоксальная ситуация.

- Владимир Владимирович, какие риски, на ваш взгляд, наиболее опасны для бизнеса?

- Есть макроэкономические риски, которые проверяют на прочность саму модель ведения бизнеса. На них сложно воздействовать. А есть риски, которыми можно и нужно управлять. Прежде всего, это все то, что связано с налогами. Сейчас налоговая служба достаточно жестко преследует компании, которые ведут дела с фирмами-однодневками. Хотя количество таких мошеннических структуру за последние пять лет, по нашим данным, сократилось втрое.

- Как определить компанию-однодневку?

- Теперь это сложная задача. Когда мы начинали лет пять назад этим заниматься, было намного проще. Компании-однодневки угадывались по простой схеме:  есть директор,  у которого более 100 компаний, есть адрес жилого дома, на котором зарегистрированы те же самые компании. Сайта нет, телефон не отвечает. В общем, нет бизнеса. А компания - вообще фикция. Сегодня фирмы-однодневки маскируются под реально действующие компании: они создают сайты, нанимают сотрудников, которые отвечают на телефонные звонки.  Для определения однодневок нам приходится  анализировать более 40 разных факторов. На основе этого в системе «СПАРК» создается Индекс должной осмотрительности (ИДО), который позволяет  распознать мошеннические схемы.  В «СПАРК» есть собирательный образ однодневки, и каждую компанию мы с ним сравниваем: похожа или не похожа.

- Вы заявили, что количество однодневок сократилось, а риск возрос. Почему?

- Сегодня налоговая служба видит всю цепочку добавленной стоимости. Платежи сводятся в единый огромный файл. Более того, скоро появятся электронные кассовые аппараты, которые в режиме онлайн будут сообщать налоговой о платежах, сделанных покупателем того или иного товара. Шубы как налогооблагаемый  товар  уже имеют метки, которые позволяют отслеживать их перемещения. Налоговая сфера становится более открытой, и это новое явление. На самом деле налогоплательщику это выгодно, потому что снижает его риски. Он может быть уверен, что заплатил налоги правильно и может даже не заполнять налоговую декларацию. В онлайне все доступно. С другой стороны, если в этой цепочке один из плательщиков окажется  фирмой-однодневкой, то налоговая быстро это определит. Поэтому риск и возрос.

- Появились ли новые риски в бизнесе?

- Да. К таковым  можно отнести риски, связанные с офшорным владением.  Формально они препятствуют участию компании в госзакупках. Но есть и неформальная сторона. Сейчас немодно иметь компанию, которая принадлежит офшорным зонам. Российский бизнес улавливает эти тенденции и перестраивается. По нашей статистике, за последние два года даже такая популярная юрисдикция, как Британские Виргинские острова, потеряла треть российских компаний. На Кипре, хотя это не офшорная зона, а просто территория с низкими налогами, также сократилось представительство нашего бизнеса – на 20%.

Еще один интересный факт: выручка российских компаний, зарегистрированных в офшорах, за последние пару лет снизилась в четыре раза. Это говорит о том, что бизнес стремится быть прозрачным и управлять этими рисками.

Достаточно недавно появились риски банкротства физических лиц. Если директор компании обанкротился,  конечно, это бросает тень на весь бизнес.  Но количество таких банкротств оказалось существенно ниже прогнозируемого. Год назад говорили, что у нас будет полмиллиона граждан-банкротов,  но пока в эту процедуру за год вступили 15 000 человек. Возможно, ситуация будет меняться.

К новым веяниям можно отнести и репутационные риски. Они связаны с развитием медиа, социальных сетей. Какая-то небольшая проблема компании с помощью Интернета может дорасти до невероятных масштабов. Это становится фактором, влияющим на бизнес, в том числе на бизнес партнеров. Самый громкий пример – издержки, которые сегодня несет  компания «Фольксваген». Да, она нарушила закон, но провинились не настолько сильно, чтобы терять миллиарды. Для оценки репутационного риска мы анализируем всю массу СМИ, соцсетей и так далее. Пожалуй, это самый сложный для оценки риск.

- Вы охватываете системой «СПАРК» весь российский бизнес?

- Пока нет. В наших базах данных есть сведения о 2,3 миллионах коммерческих компаний России. Всего же в стране, по нашим данным,  работают более 4 млн. компаний. Летом следующего года налоговая служба обещает открыть данные по всем контрагентам. И тогда проверить можно будет любого.  

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?