Дембельский аккорд танкового [16+]

27 июля 2015 5803
Ural1 узнал, что происходит на территории закрытого почти 10 лет назад танкового института.

В пустом и холодном ангаре без ворот воет ветер. На облезлой стене рядом с простреленным из дробовика плакатом «Способы применения оружия» чернеют граффити: «228» и «Долг». Под ногами хрустят груды битого стекла и колотого кафеля. У стены мелкой струйкой дымится затухающий очаг, составленный из кирпичей. Из трещин в асфальте пробивается ковыль. Он качается на ветру в такт завываниям из ангара. Посреди площадки картинно валяется противогаз с разбитыми стекляшками глазниц. Не хватает мужика в камуфляже, который расскажет байку про кровососа.

Иллюстрацией к компьютерной игре «Сталкер» Челябинский танковый институт был не всегда. Территория в самом центре города когда-то была в полном военном порядке: постриженные кусты и газоны стоят по стойке «смирно», бордюры выкрашены в белый, асфальт – ровный как стол. Теперь тут все по-другому. Институт расформировали в 2006 году. Все секретное и более-менее ценное вывезли. Какое-то время территорию охраняли солдаты, делали вялые попытки уберечь от мародеров обшивку стен, оконные рамы и сантехнику. Судя по аккуратно снятым со стен писсуарам, даже этот нехитрый элемент курсантского быта представлял интерес для любителей халявы. Когда ушла охрана, институт стал прибежищем для бродяг, маргиналов и любителей острых ощущений.

У ворот училища, в небольшом здании, лишенном окон и дверей, бродит серая тень. Бродяга сварил себе похлебку на костре, разведенном посреди комнаты.

– Туда не хожу, – кивает он на училище, – гоняют. Еще и пальнуть могут.

В последнее время территорию танкового делят между собой полицейский спецназ и спортсмены – от страйкбола до лазертага. Идем мимо хозяйственных построек. Пищеблок угадывается по остаткам кухонного оборудования, боксы, в которых стояли танки, – по плакату, рассказывающему об особенностях строения боевой машины. В казармах гуляет ветер. Отсюда вытащили все, кроме шкафов из комнат хранения оружия. Видимо, любители халявы не поняли, как приспособить мебель, созданную для того, чтобы в ней стояли автоматы. В одном из кубриков все стены заляпаны радужными разводами от пуль пейнтболистов. Не казарма, а целый арт-объект получился.

Сердце училища – учебный корпус – представляет собой жалкое зрелище.  Памятник Ленину едва стоит на выщербленном постаменте. Неизвестный шутник вложил ему в руку противогаз. Так вождь мирового пролетариата и стоит, всегда готовый к газовой атаке. А вот танкисты с бетонного барельефа держатся молодцами. Всеобщее запустение памятник почти не затронуло. Идем по мрачным коридорам. Здесь была кафедра, тут лаборатория. Это понятно из обрывков на стенах. В некоторых помещениях сохранились портреты полководцев и их цитаты, призывающие в доблести и победам. Во многих аудиториях аккуратно разобран паркетный пол. Скорее всего, дощечки используются как дрова местными обитателями.

У крыльца встретились два подростка в камуфляже.

– У нас военно-патриотический клуб, играем в лазертаг, а сейчас пришли навести порядок в штабе, – объяснили свое появление на запретной территории парни и повели нас в штаб.

Он оказался в соседней казарме. Над дверью – гордая вывеска, собранная из золотистых букв, найденных в пустых коридорах: «НКВД». Штаб оказался небольшим помещением, в котором стояли 5 парт, уцелевших после эвакуации и разграбления училища.

– Тут мы занимаемся теорией, нам объясняют тактику, устройство оружия и т.п.

– А там дальше вообще спецназ тренируется, – подключился к разговору второй подросток. – У них высотная подготовка, прыгают с крыши.

Идем к следующей казарме. Действительно, из окна на третьем этаже на стропах выпрыгивают зеленые человечки. Пара легких движений в вертикальной плоскости – и человечки залетают в окна первого этажа.

– Ну, в каком-то смысле даже в таком виде училище приносит пользу, – говорит один из спецназовцев. – Мы тут можем отработать все элементы, при этом не привлекать внимания и никому не мешать. Но это, конечно, не лучшее применение училищу, лучше бы оно работало.

Так же считают и в администрации города.

– Часть территории бывшего института уже отдана в частные руки, министерство обороны несколько лет назад провело торги, – говорит заместитель Главы Администрации города по вопросам градостроительства Виталий Передерий. – Территория уже используется для коммерческих целей. Вторая часть территории, на которой и расположены казармы, учебный корпус и другие постройки, по-прежнему находится в собственности военных. Однако вопрос по ней решается. Почти год назад инвесторы обратились в министерство обороны с просьбой продать территорию под социально-значимую застройку. По плану здесь должны быть детсад, школа, жилые дома. Если вопрос с минобороны будет решен положительно, то план застройки территории будет обсуждаться на публичных слушаниях, чтобы жители могли высказать  свое мнение по поводу данной территории.

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?