Иностранцы просят ЧЭМК выплавить нестандартные сплавы [16+]

16 августа 2016 248
Главный технолог ЧЭМК Дмитрий Ракитин рассказал о секретах ферросплавной конкуренции, минусах железного занавеса и челябинских изобретениях.

Он не начинает день, не взглянув на родной комбинат в бинокль – подарок отца-заводчанина. А потом отправляется на производство, уже с кучей припасенных вопросов. А вот ответы на них ищет в цехах, наблюдая за работой плавильщиков, шихтовщиков, крановщиц...  О секретах ферросплавной конкуренции, минусах железного занавеса и челябинских изобретениях нам рассказал главный технолог ЧЭМК Дмитрий Ракитин.

- Дмитрий, Вы – главный технолог самого крупного ферросплавного производства в стране. Звучит так, как будто именно Вы – тот самый, от кого зависит, что выплавят на заводе…

- Нет, самый главный на заводе - генеральный директор. Он определяет, куда развиваться комбинату, задает вектор. А технологи отвечают за то, чтобы любая инновация закончилась каким-то продуктом, востребованным на рынке. А так как основная наша продукция – это ферросплавы, то мы и рассматриваем все инновации ферросплавов, технологий их производства, оборудования.

- Успешно?

- Судите сами, мы сейчас производим ферросплавы с широкой номенклатурой. И в каждом из них мы можем определять, и контролировать, и регулировать до 32 элементов, с 5-6 - в советские годы. За последние 10 лет как раз формировалось направление повышения качества, то есть сужаются интервалы разброса содержания вредных примесей в ферросплавах – хрома, углерода и так далее. И сегодня мы можем выполнить практически любой заказ по производству ферросплавов высокого качества. Приведу пример. Одному металлургическому предприятию Челябинска в этом году понадобился особо чистый ферросиликомарганец для производства рельс, к которым всегда предъявлялись высокие требования. Заказ сделали нам, так как ни одно другое ферросплавное производство в России не может его выполнить. А поскольку мы уже были знакомы с технологией, то согласились. Начали с  небольших объемов на небольших печах, но в итоге смогли выйти с особо чистым ферросиликомарганцем не только на российский рынок, но и на мировой. Причем между проектированием и реализацией прошла всего пара месяцев. И сокращение сроков реализации – важная часть современного производства.

- То есть особо чистые ферросплавы – это, своего рода, инновация ЧЭМК?

- Что-либо изобрести заново очень сложно. Металлургия – это такая инерционная сфера, тут, скорее, важен вопрос не изобретательства, а эффективности. Мы реализуем лучшее, что есть в отечественной и зарубежной металлургии. Если есть где-то эффективная технология или оборудование, либо продукция, пользующаяся высоким спросом, то мы оцениваем, можем ли мы у себя это произвести, можем ли переделать свои технологии, построить новое оборудование, освоить новый сплав.

- Много поступает необычных заказов?

- Да, как правило, «необычные» ферросплавы заказывают из-за границы. В каждой стране есть свои специфические заказы по элементам. Может быть, ферросплавы и прежние, но они требуют специфического содержания отдельных примесей – цинка, азота, кислорода, титана… А для того, чтобы наплавить такое, мы должны решить, где взять сырье, либо, если такого сырья нет, подумать как очистить металл от этих примесей.

- Почему за границей не могут наплавить сами?

- Все определяет рынок. Мы давно на международной арене и являемся стабильными поставщиками. И если с какой-то компанией у нас старые связи, мы ежегодно поставляем им необходимую продукцию, вполне резонно, что они могут задать нам вопрос, а можем ли мы выплавить вот так-то… Если им с нами проще работать, то хорошо, и мы начинаем рассматривать варианты для выполнения заказа.

- Есть ферросплавы, которые не может выплавить ЧЭМК?

- Если нам поступает предложение произвести цветные металлы, редкоземельные, драгоценные, мы отвечаем, что вышло недопонимание, мы все-таки занимаемся черной металлургией, и в рамках этого производим соответствующую продукцию. Потом, надо реально оценивать свои возможности, потому что если ты согласишься на все, а завтра не выполнишь заказ, то это может дорого обойтись репутации предприятия. Поэтому нет, нельзя выплавить все, что угодно.

- А какая она сегодня, репутация ЧЭМК в мире?

- ЧЭМК 85 лет, и в 90-ых годах, когда произошла приватизация, появились новые акционеры, ЧЭМК не сменил название, в отличие от многих других предприятий, которые тут же занялись ребрендингом. А не сменилось оно потому, что с советских лет ЧЭМК был брендом качественных ферросплавов в России, и владельцы предприятия использовали его, чтобы выйти на мировой рынок. И то, что мы с конца 90-ых находимся там под одним и тем же брендом, говорит о том, что  у нас очень положительная репутация.

- Снятие железного занавеса, вступление на мировой рынок как-то отразилось на политике предприятия?

- Безусловно. Лет 10 назад ЧЭМК начал проявлять себя не только в качестве поставщика  ферросплавов, но и в качестве покупателя зарубежных технологий и оборудования. Если до 2000-ых годов была сделана ставка на использование отечественных технологий и оборудования, то с потом мы стали смелее внедрять иностранное. Нет, мы не отказываемся от отечественных технологий, но иногда целесообразнее установить зарубежные, хотя это, как правило, более дорогостоящее капиталовложение. Например, все газоочистки, которые мы построили за последние лет 10, преимущественно образец импортного оборудования. Есть и отечественные высокоэффективные - в 6 цехе, Санкт- Петербургской компании, очень эффективно работают. Но вот все крупнейшие газоочистки – во 2, 7, 8 цехах построены по зарубежным проектам. Уровень реализации технологий, как раз с точки зрения экологии, там несколько выше за счет использования прогрессивных высококачественных тканей, с очень низким выбросом вредных веществ в атмосферу. Потом перешли уже на оборудование, касающееся производства ферросплавов, обогащения шлаков, минерального сырья. Сейчас, если посмотреть на завод, у нас есть оборудование из Австралии, США, Италии. Финляндии, Германии, Австрии, Англии, Китая, Норвегии, Турции..

- Международная обстановка как-то повлияла на работу с иностранными компаниями?

- Я в своей работе не заметил. Есть определенные мелкие бюрократические сложности, но в работе между специалистами над конкретным проектом вопросов не возникает.

- Вот послушаешь Вас, металлурги всего мира – просто друзья. А как же конкуренция?

- Конкуренция есть, но среди продукции, не технологий. Та конкуренция, которая есть среди производителей ферросплавов, она белая, как бы добрая, никто палки в колеса не ставит. Ведь у всех в принципе равные возможности. Да, у  СССР в свое время было некоторое преимущество по качеству сырья, но сейчас ни у одной страны его нет. Все сырье, которое залегает в недрах нашей планеты, может приобрести любой производитель ферросплавов. И с помощью развитой системы логистики его доставят в любую точку мира. Важно другое - наличие технологий, специалистов, желания произвести качественный конкурентный продукт.  

- По поводу технологий. Последняя пятилетка стала для ЧЭМК прорывной в плане освоения новых оборудования, технологий… Даже уникальных. Много на комбинате того, чего нет еще нигде в мире?

- ЧЭМК старается внедрять у себя высокоэффективные технологии, но все-таки в большинстве своем уже опробованные в мире. Строить что-то, чего нет еще нигде, не совсем правильно. Потому что это может оказаться не совсем эффективно. Из успешного опыта - котел-утилизатор 57-ой печи, запущенный в конце 2015 года.  Действительно, мы в сотрудничестве с норвежской компанией построили абсолютно новую печь, которой нет ни у кого в России и в странах СНГ, и к ней пристроили некий агрегат – котел-утилизатор, преобразующий отходящие газы печи в энергию пара. Последний нужен, чтобы использовать его на технологические нужды комбината. Раньше мы производили пар путем сжигания природного газа, затрачивая на это финансовые средства, выбрасывая в атмосферу парниковый газ. Сейчас, с появлением котла, пар - это попутная продукция. Но бойлер – изначально не наша идея. Его мы подглядели в той же Норвегии, у ферросплавного завода. Только там бойлер вырабатывает горячую воду, которую пускают на обогрев городских многоэтажек. А нам был интереснее пар, поэтому, совместно с норвежцами был разработан несколько иной проект котла. Он получился более сложным, но успешным.

Еще пример – печь № 15 второго цеха. В ходе очередной модернизации встал вопрос об увеличении мощности печи, однако разместить новый агрегат в старом тесном помещении было сложно, и иностранные компании, к которым мы обратились за проектом, отказались от этой идеи. Тогда мы решили сами сделать современную автоматизированную печь, и, таким образом, совместили российский проект с разработками немецкой компании по автоматизированной системе завалки подобных печей. Причем в мире уже был агрегат, построенный ими - в Южной Африке. Мы съездили туда, но, к сожалению, не смогли оценить печь в работе – она была неисправна. Однако решили, что  проект реализуем. И вписали-таки своими силами эту печь в здание второго цеха. Потом мы три месяца осваивали новый агрегат, который постоянно хотел сломаться из-за высоких нагрузок, но в итоге привели печь в нужное состояние: где-то заменили пластмассовые детали на металлические, что-то усилили… И вот уже 2,5 года она работает, не ломается. Не знаю, есть ли где-то еще такой действующий агрегат, но то, что мы сами, своими силами, довели его до ума – это наша заслуга, есть чем гордиться. Кстати, буквально через 2 месяца после пуска, мы разослали всем производителям ферросплавов России, Казахстана, Украины приглашения посмотреть на эту печь, устроили что-то вроде конференции. К нам приезжали, чтобы самим посмотреть, пощупать. Мы открыты для сотрудничества в области освоения технологий и обмена опытом.

- Помимо модернизации производства, красной нитью в последние годы прошло расширение Промышленной группы ЧЭМК – в нее вошли Марсятское месторождение, Сарановские шахты и еще один ферросплавный завод – Серовский… Что это сулит ЧЭМК?

- У расширения ПГ есть своя цель -  устойчивое положение предприятия на рынке. А ЧЭМК – это завод, производящий широкую гамму продукции. Иногда это широкое производство было сосредоточено в одном цехе. Это не всегда эффективно. С расширением ПГ, мы распределили производство ферросилиция. Сейчас с приобретением СЗФ, который, помимо кремнистых сплавов, производит еще хромсодержащие ферросплавы, у нас появилась возможность перераспределить структуру производства и хромовых сплавов. Часть мощностей по хрому мы перенесли на СЗФ, чтобы они не простаивали. А освободившиеся мощности на ЧЭМК теперь можно загрузить другими видами продукции, над чем мы сейчас и работаем.

- Чем в будущем удивит ЧЭМК?

- Главное, чтобы комбинат устойчиво продолжал работать. Если случится какой-то кризис, а мы, как ледокол, будем идти в направлении дальнейшего развития, это будет удивительно для кого-то, но не для нас. Поэтому не хотелось бы удивлять, хотелось бы просто стабильности.

- Дмитрий, а Вас что привело на завод? Почему не, скажем, космическая отрасль?

- Ну, начнем с того, что вся моя жизнь так или иначе была связана с заводом. Я родился в доме в 300 метрах от ЧЭМК, потом переехал в дом, где была вывеска «Слава-металлургам!». Мой отец с 1959 года работал на ЧЭМК, мама тоже. В детстве, когда родителям некуда было меня деть, я часто бывал на комбинате с отцом, во время его утренних обходов. Да и сейчас окна моей квартиры выходят на ЧЭМК – вижу шлакоотвалы, каждую трубу, что происходит на комбинате. У меня на этот случай даже бинокль есть, отцовский. Логично, что я выбрал этот путь, и вот уже с 1989 года я здесь, на ЧЭМК.

- На кого нужно учиться, чтобы стать главным технологом? Или, может, важнее какие-то личные качества?

- Нужно закончить технческий вуз. Но это не главное условие. Любой технолог, в особенности главный, должен обладать широким мировоззрением и обязательно быть в курсе современных тенденций развития, как предмета твоей деятельности, так и смежных всех областей. А еще нужно почаще бывать в цехах, общаться  с рабочими – плавильщиками, шихтовщиками, крановщицами, чтобы выяснять, почему что-то произошло не так, и что нужно сделать, чтобы произошло так. Разработки ради разработок – это мертвая наука, важно, чтобы они работали в этих цехах, с этими людьми.

 

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?