Изображая жертву [16+]

30 марта 2016 4973
Как собаки-спасаки подарили жизнь корреспонденту Ural1

В сообществе челябинской службы спасения появилось  объявление: «Собакам требуются статисты для тренировок!». Жителям предложили сделать доброе дело, а заодно познакомиться с главными сотрудниками кинологической службы – поисковыми собаками. Будущим статистам, пол, возраст и род занятий которых не имеет значения, пообещали воссоздать идеальную атмосферу техногенной катастрофы, закопать под обломками и, самое главное, найти живыми и невредимыми в финале. Нельзя сказать, что желающие выстроились в очередь. Но «выжившие», которые не испугались быть похороненным заживо, оставляют только восторженные отзывы о пережитом опыте. Прикинуть на себя роль «жертвы» решил и корреспондент Ural1.

- Мотивы найти человека под завалами у всех собак разные. Кто-то работает ради лакомства, но некоторые только ради того, чтобы с ними после тренировки поиграли. Поэтому на тренировки берем еще и игрушки, - объясняет спасатель первого класса Никита Сытин, раскладывая кусочки ароматной колбасы по контейнерам.

По нормативу, собака в подобных условиях, в каких мы работаем здесь, должна найти пострадавшего за 20 минут. Сегодня мы будем отрабатывать несколько схем. В том числе будут установлены банки с едой, которые эмитируют любые запасы пищевых продуктов. Это мы отрабатываем, чтобы в дальнейшем собаки не реагировали на них. Бывают ситуации, когда они находят холодильник. И команда тратит время, чтобы его отрыть, ведь до последнего есть надежда, что внизу человек.

Получается, что пес, от которого сегодня условно зависит моя жизнь, будет спасть ее ради того, чтобы слопать колбаску, а потом подурачиться? Хмм…  А если к тому времени у нее настроение испортится, а если угощение не понравится? Я смотрю на разрушенный бомжами корпус Челябинского танкового училища, в подвале которого мне предстоит «лежать без сознания» как минимум с час. В душу закрадываются сомнения: там холодно, живут насекомые, грызуны и еще невесть кто ползает. На дворе субботнее утро – пила бы себе сейчас кофе, да валялась под теплым одеялом.

- Статисты, внимание! Сейчас мы вас спрячем. В схронах желательно сидеть очень тихо, будто вы потеряли сознание. Если что-то произошло, то сообщаете об этом по рации, мы сразу вытащим вас на воздух. Действуете только по команде инструктора! Когда собака найдет вас, она подаст сигнал. Мы говорим «угощай» и только после этого вы открываете контейнер и угощаете собаку. Если все готовы, то милости просим в подвал! – сообщает наш командир и заботливо предупреждает нас. - Только смотрите под ноги по пути, берегите головы.

Во время инструктажа черный лабрадор Кэтти лижет мою руку и виляет хвостом, будто уговаривает: «Давай побегаем?! А давай я тебе палку буду приносить в зубах? Ну их, эти тренировки!».  Добрейшее существо. Я уверена, что моя кошка закошмарит этого четвероногого «спасателя» до обморока. Не говоря уже о взрывах, звуках спецтехники и стонах раненных людей во время реальной катастрофы. Ок, Кэтти, именно для этого я здесь. Я поверю в тебя, а ты не испугаешься и найдешь меня по-быстрому.

Наш отряд аккуратно пробирается вниз: собаки, пятеро статистов, трое спасателей Горспаса. Состав нашей компашки, которая, по легенде учений, оказалась под  бетонными плитами из-за взрыва бытового газа: 11-летний ребенок, мальчик-подросток, и три девушки. Все мы гордимся своим бесстрашием, смеемся и придумываем продолжение, дескать, все мужчины выбрались самостоятельно, в каменном мешке оказались самые слабые. Вроде все правдоподобно. Мы смеемся, подбадриваем друг друга, в воздухе витает дух приключений. В какой-то момент  погружаемся в абсолютную темноту, пахнет сыростью и гнилью. Помните «нижний уровень» Сайлент Хилла? Думаю, что в реале он выглядел бы именно так. Отличие только в том, что в подземельях бывшего танкового училища, вместо монстров – бездомные. За каждым новым поворотом наталкиваешься на их лежанки из тряпья и картона. Мне становится не по себе. Я смотрю на 11-летнего Олега, который спокоен как удав перед атакой.

- Ты не боишься? Тебе не холодно? Как ты решился на такое? Может, вернешься? Давай мне руку! – включается во мне «внутренняя мать».

- Нет, что вы! Здесь прохладно, но собакам надо тренироваться, понимаете? Они ведь и детей спасают! Пусть лучше учатся на мне! – Мальчуган вежливо отвечает вопросы, пока спасатели его маскируют. Следующий очаг бедствия готовят уже для меня.

Справедливости ради, скажу, что моя фейковая ловушка оказалась самой комфортабельной – меня просто заблокировало тяжелой дверью между обрушившейся стенкой и разбитым окном. Если бы все происходило на самом деле, то даже по предварительным подсчетам, я бы протянула довольно долго.

- Статисты, внимание! Собаки начали свою работу и уже идут к вам! – раздается по рации. Чтобы не терять времени, я достаю контейнеры с колбасой.

Наступает гробовая тишина, через которую пробиваются звуки заброшенного здания: треск половиц, ветер подвывает в пустых коридорах. За моей спиной с шумом падает кусок штукатурки, и я полностью погружаюсь в правила игры, ощущая себя настоящей жертвой. Я ругаю себя, что не надела теплые носки. Минуты тянутся бесконечно, а ноги затекли до онемения. Попытка переменить положение закончилась катастрофой – контейнеры с угощением разлетелись в разные стороны. И тут в дверном проеме, который я вижу в щелочку, появляется моя старая знакомая Кэтти. Я мысленно обещаю лабрадорихе батон лучшей колбасы «Арианта» и самую дорогую игрушку, лишь бы она, наконец, вытащила меня отсюда! Но Кэтти останавливается, хватает пыльный воздух носом, фыркает и… уходит!

- Нет, Кэтти, прости меня, что я не поиграла с тобой 1,5 часа назад! Вернись! – мысленно умоляю я собаку-спасаку.

Как известно, собака – друг человека. Поэтому моя пушистая спасительница с оглушительным лаем возвращается в комнату. Она скулит, лает и подгоняет инструктора, который вызволяет меня из заточения. Милаха Кэтти облизывает меня с головы до ног, хотя, по справедливости, это я должна расцеловать ее в мокрый нос.

За одно утро Кэтти и двое ее коллег – белый лабрадор и немецкая овчарка, спасли из под руин 15 человек. Конечно, это выдумали специально для тренировки. Однако в условиях реальной катастрофы и собаки, и спасатели, работают по точно такому же, отточенному до автоматизма алгоритму. Так игра превращается в миссию, а добродушные пушистики – в единственный шанс на спасение во время техногенных и природных катаклизмов.

От себя хочу добавить, что даже несмотря на «понарошковость», я никогда не была так благодарна собакам. Работа статиста оказалась не самой простой, но чертовски приятной!

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?