Как челябинские летчики готовились к войне против ИГИЛ

13 ноября 2015 2831
Вспоминаем мирные будни авиабазы в Шаголе.

– Есть такая профессия, Родину защищать, – с хитрым прищуром отвечал замполит авиабазы в Шаголе на вопросы о том, как не стыдно летчикам шуметь над городом и не давать спать мирному Челябинску.

Лет пять назад СУ-24, летавшие над городом, были главным злом. Они нарушали нервный сон горожан. А диванные специалисты не уставали выдавать геополитические расклады:

– Это же бомбардировщики! Кого они собрались бомбить из Челябинска. Казахов, что ли?

Против соседства с авиабазой писали петиции и подавали в суды. Кстати, эти процессы шли под чутким руководством лидеров нынешних экологических митингов.

– Летали, летаем и будем летать, – написано на распечатке новости о запрете полетов военной авиации, висевшей в кабинете замполита.

Так и случилось СУшки из города не ушли. А в 2015 году летчики из Шагола вместе со своими коллегами из других соединений показали, что бессонные ночи в небе над Челябинском не прошли даром. Сейчас челябинские летчики воюют в Сирии. Корреспондент Ural1 нашел свои старые репортажи об авиабазе и вспомнил, как летчики учились воевать.

В Шагол журналистов возили часто. Когда тебя клюют по всем каналам, приходится быть белым, пушистым и словоохотливым.

– Смотри, какая бомба! – перешептывались девочки, тыкая микрофонами в дополнительные топливные баки.

– Не бойтесь, она учебная, – шутили летчики, подсаживая журналисток в кабины, чтобы сделать там только входящие в моду селфи.

Авиационный интим

В авиации много странных ритуалов. Например, нельзя справлять нужду в сторону самолета. Нельзя фотографироваться перед вылетом. А после приземления первым на взлетно-посадочную полосу должен ступить командир воздушного судна. Обо всех этих приметах я узнал, когда попал на летающий танкер Ил-78М. Мне предстояло провести 7 часов в учебном вылете, во время которого летчики отрабатывали дозаправку в воздухе. В чреве транспортника прячутся две цистерны с топливом, а из крыльев выходят резиновые шланги, через которые на высоте 2000 метров  и скорости 600 километров в час происходит дозаправка. Этот процесс весьма интимный. Пилоту СУ-24 нужно на лету попасть в дырку диаметром 7 сантиметров.  

– У нас самая простая система дозаправки, – объяснял оператор танкера Леша. – ему (пилоту – прим. ред.) нужно попасть в конус, и дальше все само пойдет. Мне вообще ничего не надо делать, я только выдвигаю и задвигаю шланги. И зачеты ставлю. Попал с первого раза – получи зачет. Не попал, дальше тренируйся. А у американцев вкалывают оба – и пилот, и оператор.

На словах простая операция на деле оказывается весьма трудной. Попробуй прицелиться, когда оба самолета трясет в воздушных потоках. Да и нервы не железные. Когда Су-24 маневрируют всего в 20 метрах от 190-тонного Ила,  любое неосторожное движение может закончиться столкновением. Если бы я знал обо всех этих нюансах репортажа, хорошо бы подумал, прежде чем согласиться. Еще один пикантный момент того полета – кабина, из которой оператор управляет своими шлангами. Пространство, сравнимое с туалетной кабиной в течение семи часов приходилось делить на троих взрослых мужчин. Причем единственное сидячее место забронировано за оператором. А двум журналистам пришлось посменно сидеть на пороге, опираясь на дверь аварийного выхода. И конечно, такие вещи как туалеты, кондиционеры и wi-fi на военном лайнере не предусмотрены.

Китайцы боятся летать в туман

Еще одно яркое впечатление последних лет. Совместные учения с народно-освободительной армией Китая. Китайцы пригнали в Челябинск свою экзотическую технику: летающих леопардов и диковинные вертолеты.

Челябинских летчиков особенно поразила небывалая педантичность, с которой китайцы ухаживали за техникой. Припаркованные самолеты и вертолеты одевали в чехлы, даже если им вылетать уже на следующий день. Даже для колес был свой маленький чехол. Возле каждой машины в обязательном порядке ставился огнетушитель. Может быть, это делали для форсу. А может, правда такие порядки у китайцев. Но все это не помогло китайцам победить уральскую погоду. Туман и низкая облачность оставили леопардов на земле.

– У нас нижняя граница облачности 100 метров, только тогда мы не взлетам, – объясняли челябинские летчики. – И то, если надо – полетим. А у китайцев предел 300 метров. И эта норма исполняется неукоснительно. Они очень не любят летать в дождь и туман. А у нас документах на «СУшки» написано «всепогодный». Поэтому в любую жару и любой холод поднимаемся в воздух.

А вот на какой элемент китайского военного быта челябинские летчики смотрели с завистью – так это послеобеденный сон. В НОАК действительно после обеда дают час свободного времени: хочешь – поспи, хочешь – книжку почитай. 

Фото сделаны в 2011-213 годах.

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?