Молодая кровь для старушки

15 января 2016 502
Чего России ждать от наплыва мигрантов в Европу.
Молодая кровь для старушки

Еще пару лет назад казалось, что сытому прозябанию бюргеров и шевалье ничего не угрожает, что жизнь их спокойна и солнечна, как курорты Ривьеры. И вдруг…

На вычищенные до блеска улицы Старого Света ступила нечистая нога мигранта. Подобно полчищам термитов, уроженцы Сирии и Ливии, Афганистана и Ирака, Марокко и Туниса, Эфиопии и Сомали вмиг заполонили «цивилизованные» страны и забились по щелям. И поток этот отнюдь не перекрыт.

Только за прошлый, 2015 год в страны Европы перебрались более полутора миллионов жаждущих сытой и спокойной жизни людей «второго сорта». И это только официальные данные. Сколько еще нелегалов добрались до обетованного континента – загадка. По оценкам европейских аналитиков, в нынешнем году местным жителям придется еще слегка подвинуться – ожидается прибытие еще до двух миллионов беженцев.

И ведь где-то их надо размещать.

А мигрант нынче пошел разборчивый, чего попало не хавает. Проблемная Греция, бедные Македония или Румыния ему не интересны. Зато богатая Германия, теплая Франция или благополучная Швеция – в самый раз.

К хорошему привыкаешь быстро. Вот и эфиоп, еще вчера чудом одолевший на резиновом суденышке Средиземное море, уже ощущает себя белым человеком, начинает что-то требовать и устанавливает привычные ему правила игры. И уже совсем не важно, как на это смотрят хозяева дома.

Ну, есть у арапов традиция по встрече Нового года: каждый год, 31 декабря они с друзьями насилуют женщин – ну, что тут такого? Обычай. А если это почему-то не нравится фрау из Кельна, Дюссельдорфа, Штутгарта, Берлина, так это их проблемы. И даже задорные немецкие полицейские, которых просто не подпускают к месту потехи, недоумевают: а ведь действительно, народец-то этот здесь не случайно, а по приглашению – сама госпожа канцлер Меркель позвала их в свои объятия. Значит, надо оказывать гостям всяческие услуги и почести, а на шалости глядеть сквозь пальцы. Потому что, понимаешь, – толерантность.

Терпение, конечно, – добродетель. Но хорошо работает оно только в том случае, когда и объект, и субъект оного понимают суть процесса. Но в том-то и дело, что, разучившись работать и пригласив для этого дешевую рабочую силу, западное общество не учло ряд краеугольных несоответствий.

Во-первых, уровень культуры (любой – и рабочей, и эстетической, и поведенческой) элементарно не сопоставим. Трудно объяснить, какой прибор подходит для поедания омаров тому, кто привык руками есть вареный рис из общего чана в кругу соплеменников. С другой стороны, и его понять можно: коли женщина в Кельне щеголяет в мини и без чадры, значит, она сама виновата.

Во-вторых, Евросоюз – это не только богатые Франция, Британия, Германия, Скандинавия и отчасти Италия. Эти с грехом пополам еще смогли бы чисто экономически прокормить нагрянувших нахлебников. Но вот остальным странам Альянса решение такой задачки не потянуть.

В-третьих, совсем не факт, что прибывшая рабочая сила будет трудиться именно там, где намечалось бывшей комсомолкой Меркель. Выносить утки из-под больных и мести улицы – совсем не тот предел мечтаний, ради которого мигрант штурмовал полицейские кордоны и электрички. И в чем-то он прав: коль уж пригласили, то и помереть с голоду не дадут – авось и накормят, и оденут. Так что жить на велфэр – поинтересней будет.

В-четвертых, даже если завтра каким-то чудесным образом удастся остановить поток новых мигрантов, в любом случае западное человеколюбие требует воссоединения семей. И потянутся к осевшим отцам и мужьям вереницы жен и отпрысков, каждому из которых тоже нужна и койка, и суп с кашей.

И, наконец, в-пятых. Самое страшное. Уже сегодня европейские фамилии с избытком разбавлены чужаками. В Германии – турками, во Франции – арабами, в Британии – выходцами из стран Содружества, в Голландии – уроженцами Суринама, в Швеции – эфиопами, кенийцами и прочими представителями африканских культур. А тут еще миллионы собратьев с «раскосыми и жадными глазами»!

Ладно, допустим, что через год-два суматоха уляжется, как-то все образуется, но что потом? А потом, лет через 20-25, дети нынешних мигрантов, которые к тому времени с геометрической прогрессией обрастут собственными сыновьями и дочками, автоматически будут именоваться оседлыми европейцами. Со своими привычками, обычаями, наркотиками, шариатом… Появятся новые законы, новые мечети, резервации для белого населения…

Как полагают эксперты в области демографии, через 30 лет в Европе останется лишь 15-20 процентов тех, кого сегодня мы еще называем коренными европейцами. А остальные – это выходцы с Ближнего Востока, стран Магриба, Азии.

Сегодня те, кто не только ест колбаски с пивом, но иногда пытается думать, начинают осознавать радужные перспективы. И выходят на митинги протеста, самые отчаянные поджигают места временного проживания мигрантов, даже создают собственные отряды самообороны от дорогих гостей.

Но навстречу им маршируют такие же уважаемые граждане, которые твердят, что «Бог велел делиться», «мы не обеднеем», «необходимо протянуть руку помощи несчастным». Словом, добро пожаловать, ребята!

Все, Европа раскололась, как упавший с телеги спелый арбуз. Пока еще полиции удается сдерживать оппонирующие толпы, но терпение людей – как с одной, так и с другой стороны – небезгранично. Нет, до гражданской войны, конечно, не дойдет – в силу лени и «цивильности» homo europeus, но пожар этот – надолго. Пока эти не помрут, а те не наплодятся. И – прощай, Кельнский собор и творение Гауди! Здравствуй, предрассветный намаз…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Но Европа далеко, а мы тут живем. Столкнувшись с «великим исходом народов», соседи по континенту кивают в нашу сторону: мол, вам бы наши проблемы с мигрантами. Ха-ха, будто у нас проблем нет. В том числе и с иностранцами.

Как заявил глава Федеральной миграционной службы России К.Ромодановский, к началу 2015 года в России насчитывалось более 10 миллионов иностранцев. Другими словами, по количеству приезжих и осевших в стране Россия оказалась второй страной в мире после США, причем только 40 процентов миграции связано с трудовой деятельностью. Прошел год, и, учитывая ситуацию на Донбассе, количество прибывших на ПМЖ в Россию, скорее всего, увеличилось.

В данной ситуации нельзя не порадоваться, что в основном мы – северная страна. Теплолюбивые искатели лучшей доли даже наш Краснодарский край считают холодным. К счастью для Краснодарского края. Что уж говорить о Нарьян-Маре или Магадане! Хотя, наверное, власти были бы не прочь заселить эти районы трудолюбивыми сирийцами. Но что-то не едут те туда.

Хотя расслабляться не стоит. Глобальное потепление климата, говорят, уже через какие-то 50-70 лет могут в корне изменить status quo. Уралу предрекают прелести субтропиков, а Архангельск станет лидером по производству пшеницы. Европу же затопит окончательно: Голландии, Бельгии, Дании, Италии не станет вовсе, от Германии, Британии и Франции останется половина, норвежцы будут жить на горах, а женевское озеро превратится в море.

И поплывет вся эта братия, которая сегодня оккупировала Европу, на восток, то бишь в Россию-матушку. А понадобятся ли они нам? Это зависит от нас.

Если то, что происходит сегодня на Западе, считать нормальным и достойным, значит, этого мы и заслуживаем.

Но если станет нас не 145, а 250 миллионов, если экономически сравняемся с нынешним Китаем и Штатами, если армия и флот по-прежнему останутся нашими главными союзниками, то никакие швейцарские негры или английские арабы нам будут не страшны.

Так что все просто: не воровать, трудиться, плодиться и размножаться. Как завещал дедушка Ной.

МНЕНИЕ

- Проколоть европейский нарыв, связанный с наплывом мигрантов, довольно сложно, но все же возможно. Понятно, что на это уйдет не неделя или месяц, а несколько лет. Прежде всего, необходима политическая воля и, если хотите, определенная смелость, чтобы бросить вызов навязанной толерантности, - считает директор челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Сергей Зырянов. - Нужно принять ряд политических решений, которые ужесточили бы въезд в Европу. Конечно, полностью перекрыть канал не получится, но ограничить поток миграции – первоочередная задача.

Второй шаг – это рассредоточить крупные места скопления беженцев, чтобы маргинальные группы, существующие на социальные пособия, не могли объединяться в организованные сообщества, внутри которых легко зарождаются различные асоциальные движения – от продажи наркотиков и оружия до терроризма.

Что касается российских реалий, то, по счастью, у нас подобная картина не просматривается. По крайней мере, пока. В России иной поток мигрантов, другая структура приезжающих.

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?