Путин отвечает

19 декабря 2015 244
Корреспондент Ural1 посмотрел на закулисье пресс-конференции Владимира Путина.

Очередь в столичный центр международной торговли уперлась в рамку металлоискателя. Бойцы ФСО не спеша сканировали сумки с камерами.

- У меня нос красный, - возмутилась девушка в очереди.

- Да, холодно, - закивала соседка.

- Нет, я болею вторую неделю, – выдохнула первая.  - Когда улетала в Москву, сын спросил: мама, а если ты Путина заразишь?

Очередь медленно перетекала в фойе. Временами могло показаться, что здесь собрались не на пресс-конференцию президента, а на елку. Центром всеобщего внимания моментально стал журналист с Ямала. Мужчина в зеленом костюме и с бубном нескольким камерам рассказывал, как плохо объединять северные регионы, ведь потом они могут и вовсе отделиться от страны. На втором этаже парень в кислотно-зеленой жилетке рассказывал, что имеет двойное гражданство – России и США – и знает все об отношениях этих стран.

- Почему мы мало сотрудничаем? – возмущался молодой человек. - Обещали построить мост через Берингов пролив, и где он?

Знал ли молодой человек, где находится Берингов пролив и скольким людям оттуда надо попасть на Аляску? Не знаю.

Черно-белой вспышкой через толпу журналистов прошла Ксения Собчак. В прошлом году на пресс-конференции ей неожиданно дали слово, и она рассчитывала на повторение этого успеха. Одета она была в полосатый костюм, напоминающий арестантскую робу. Она охотно раздавала автографы, а вот общаться с коллегами не желала.

- Какие вопросы вы подготовили президенту? – терзали диву журналисты из регионов.

- Услышите, - отбивалась Собчак.

- А если не получится задать?

- Тогда прочитаете на моей странице.

-А вы так оделись, чтобы привлечь внимание?

- Что за вопросы? – обиделась Собчак и уткнулась в телефон.

Забегая вперед, пресс-конференция для нее стала сплошным разочарованием. Должного внимания она не получила. Было забавно наблюдать, как поначалу она просто тянула руку. А ближе к концу мероприятия, когда шансов на ответ становилось все меньше и меньше, начала психовать, прыгать, привлекая внимание Путина, и обижаться, когда микрофон с вопросом уходил в сторону. Быть может, Путин проигнорировал ее из-за снимков с недавнего корпоратива банка «Открытие», который Собчак вела вместе с мужем Максимом Виторганом. Праздник был выдержан в стиле «Звездных войн» и чета была одета в костюм принцессы Леи и Хана Соло. Наверное, организаторы пресс-конференции решили, что давать эфирное время на федеральных каналах персонажу из «Звездных войн» как-то неприлично.

Уже после пресс-конференции шутили, что Собчак – агент Кремля. Иначе как она могла знать, что Путин начнет выступление с анекдота про зебру. Первый вопрос президенту касался того, как чувствует себя экономика страны.

- Начнём с того, что я расскажу вам старый, замшелый анекдот, - сказал Путин. - Встречаются два приятеля, один другого спрашивает: «Как дела?». Тот говорит: «Как в полоску: чёрное – белое». – «Сейчас какая?» – «Сейчас чёрная». Проходит ещё полгода. «Ну, как дела? Знаю, в полоску. Сейчас какая?» – «Сейчас чёрная». – «Нет, тогда же была чёрная». – «Нет, выясняется, что тогда была белая». Вот у нас примерно такая ситуация.

 

«Если кого‑то надо достать, мы и так достанем»

Самым ярким оказался блок вопросов о Турции и Сирии.

- Столь стремительное разрушение отношений между Россией и Турцией невыгодно ни одной стороне. Более того, это обеим сторонам принесло только вред. Как Вы думаете, в этом сценарии есть какой‑то третий участник? – робко спросил журналист из Турции.

- Я намёк Ваш понимаю, - ответил Путин. - Мы этого не знаем. Но если кто‑то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место, – не знаю, правильно они поступили или нет. Во‑первых, не знаю, нужно это американцам или нет. Можно себе представить, что на каком‑то уровне были договорённости о том, что мы здесь «навернём» российский самолёт, а вы закройте глаза, что мы зайдём, так скажем, на территорию Ирака и оккупируем часть Ирака. Я не знаю, может быть, такой размен и был, нам это неизвестно. В любом случае, они всех поставили в очень трудное положение.

И чуть позже президент выдал еще одну жесткую тираду, которая перекочевала в заголовки.

- Ведь сегодня как обстоит дело? Там есть наша авиация, есть временные модули для питания, для отдыха. Мы это собрали за два дня, погрузили в «Антеи», и всё, и уже на своих аэродромах. А база – это совсем другая история, - ответил Путин на вопрос о полноценной военной базе в Сирии. - У нас не было, по сути, ракет средней дальности, мы все уничтожили, потому что они у нас были только на земле. И американцы уничтожили то, что было на земле, – «Першинги», но на море «Томагавки» и на авиационных носителях, на самолётах, оставили. У нас не было, теперь есть: 1500 километров – морская ракета «Калибр», вторая Х-101 на самолётах – 4500 километров. Зачем нам там база? Если кого‑то надо достать, мы и так достанем.

В целом вопросы от журналистов можно разделить на три категории. Представители кремлевского пула спрашивали все, что в тренде: экономика, Сирия, Турция и получали во многом стандартные ответы, развернутые с хорошо заготовленными и отточенными формулировками.

Еще одна группа вопросов – от независимых СМИ. Вот они, пожалуй, самые интересные с точки зрения ответов и реакции президента. Не давать слова оппозиционным медиа нельзя, но и отвечать на эти вопросы непросто. Чего стоит вопрос о дочерях Путина.

-  Я никогда не обсуждаю вопросов, связанных с моей семьёй. Они не занимаются бизнесом и не занимаются политикой, никуда не лезут… Говорить о том, где конкретно мои дочери работают, чем они занимаются, – я никогда не делал этого и сейчас здесь не собираюсь это делать. По очень многим соображениям, в том числе и по вопросам безопасности, - ответил Путин.

Единственный (кроме пула), кому дали слово второй год подряд – это украинский журналист Роман Цимбалюк. На прошлой пресс-конференции он надел кофту с нарисованным укропом. В этот раз Цимбалюк был менее вызывающим.

- Минские соглашения заканчиваются, ни одна из сторон их не выполняет – в продолжение, собственно говоря, первого моего вопроса, - вопрос звучал, скорее, с какой-то обидой на то, что Украина перестала быть главной новостью. - Так что же нам ждать от вас 1 января следующего года? Вы будете снова наступать, будете предлагать какие‑то переговоры или, может быть, на время забудете об Украине?

Но на провокацию Путин не поддался и стал рассказывать, о том, что Украина с нового года перестанет торговать с Россией на льготных условиях.

 

«Песков нас не замечает»

Но, пожалуй, главное, ради чего затеваются такие мероприятия, – это вопросы от региональных журналистов. Корреспонденты от Ямала до Крыма съехались посмотреть на живого Путина. А Путин пришел посмотреть на живых людей и узнать о проблемах, которые не попадают в отчеты и докладные записки.

- Я как женщина не могу не сделать комплимент нашему президенту за то, что вы находитесь в хорошей спортивной форме, - выдохнула журналистка из Кургана Ирина Баскова.

- Без допинга, предупреждаю! Без допинга! - тут же отреагировал Путин, до этого он отвечал на вопрос о скандалах в российском спорте.

Вопрос Басковой касался поддержки фермеров, и Путин ответил, что деньги будут.

- Я целый час держала свой плакат, - призналась после пресс-конференции журналистика, - даже шея затекла. Но я задала свой вопрос, не ради того, чтобы выпендриться, а чтобы быть услышанной, и рада, что это получилось.

Коллега из Кургана рассказала, как перед поездкой в Москву обзванивала чиновников и депутатов, спрашивая, какой вопрос задать Путину. Можно представить, как на затылках чиновников проступал ледяной пот от того, что про проблемы региона (кстати, депрессивного) расскажут в прямого эфире, да еще и Путину.

- Все в один голос говорили, что все вопросы оперативно решаются на местном уровне и помощь президента нам не нужна, - продолжила Ирина Баскова. - Но я решила, что вопрос о фермерах – самый актуальный для нас.

Чтобы привлечь внимание Президента, журналисты рисовали плакаты, а кто-то не выдерживал и просто кричал: «спросите меня!». Мужчина с бубном после двух часов пресс-конференции устал махать своим орудием и безучастно сидел, пока коллеги размахивали плакатами из серии: «Мэр постит свастику», «Песков нас не замечает» и «Не тюлень, а Тюмень». На креатив Путин не велся, а может быть, специально обученные люди заранее опросили всех фриков и пришли к выводу, что давать им слово не стоит. Президент взялся модерировать вопросы сам, потому что были темы, которые надо проговорить, но про них не спрашивают.

- Кто хочет спросить про пенсии? У кого вопрос про дальнобойщиков? – отправлял он запрос в зал.

Вишенкой на торте стал вопрос про кортики от отставного моряка из Севастополя.

- В последнее время самым популярным тостом Севастополя является «За Верховного Главнокомандующего!», - признался мужчина.

- Спасибо, - ответил Путин.

- Независимо от повода, независимо от масштаба застолья, - горячился крымчанин.

- Но частить не надо… - отшутился президент.

Мужчину интересовало, почему у отставных офицеров забирают кортики. Нехорошо это.

- Надо вернуть, - ответил Путин и закрыл пресс-конференцию. - Это нельзя остановить, это можно только прекратить.

 

Селфи в президентском кресле

Президент ушел, и моментально выстроилась очередь к его креслу. Всем хотелось посидеть в нем и сделать фото.

- Ирану слова не дали, - с сильным акцентом сетовал иностранный корреспондент, - так хоть фотографию сделать.

Иностранцы мгновенно организовали очередь к голубому креслу. Интересно, понимали ли они, что до Путина в этом кресле сидели сотни людей и сотни посидят после, ведь они находились в конференц-зале центра международной торговли, где регулярно проходят самые разные мероприятия.

- Я не расстроился, что не задал свой вопрос, - признался корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников. - Я могу это сделать в течение года не один раз. Было куда важнее, чтобы вопросы задали журналисты из регионов. Потому и тон у Путина был такой, скорее сострадательный. А я свой вопрос приберегу до следующего года, тогда он сыграет лучше.

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?