Владимир Бурматов: «Охранники в школах напоминают бабушек-вахтерш» [16+]

16 декабря 2015 1696
Как предотвратить террористическую угрозу в образовательных учреждениях, где построят новые школы и какой будет выборная кампания в 2016 году, рассказал депутат Госдумы Владимир Бурматов.

– Прошла информация о том, что удалось выбить из бюджета деньги на 40 школ в Челябинской области... 

– Удалось найти вообще дополнительно в бюджете 300 млрд. рублей. Сам по себе факт беспрецедентный. Обычно говорят, денег не хватает и, тем не менее, ко второму чтению мы дополнительно нашли в бюджете 300 млрд рублей – это огромная сумма, которая у кого-то закатилась под тумбочку просто. Фактически это деньги, которые лежали на депозитах, были не израсходованы по прошлому году. Если характеризовать их, то это неэффективно использованные средства, и большая часть их сейчас действительно пойдет на нужды образования – не только на строительство школ, на которое уйдет 50 млрд ,  там целый ряд мероприятий. Два млрд рублей выделяем на поддержку высших учебных заведений, на пополнение стипендиального фонда, потому что, несмотря на все обещания Минобра, стипендию не повышают, и очень крупная сумма будет потрачена на строительство объектов социнфраструктуры.

– Сколько стоит одна школа?

– Смотря какой типовой проект, но в целом порядка 700-800 млн. рублей. Но, исходя их опыта, к сожалению, и этот вопрос требует дополнительного контроля. Иногда получается, что в двух соседних регионах, с одинаковыми климатическими условиями, по одному  и тому же типовому проекту стоимости школы могут отличаться в разы. Это коррупционная составляющая.

Мы видели, как это происходило по детским садам. Я в этом году уже 34 антикоррупционных расследования опубликовал на суммы в несколько десятков млрд рублей, и еще 4 дела сейчас находятся в процессе.

– Какой результат?

– Там по-разному. Есть вещи, которые мы уже довели до логического завершения: заставили вернуть деньги в казну – там счет на миллионы рублей, по ряду ситуаций уже отработала и Счетная палата, и Генпрокуратура. И это все в отношении федеральных чиновников. Но есть моменты, которые спускаются на тормозах, так как там задействованы высокие чины.

– Когда, сколько школ появится и где?

– В 2016 году начнется строительство шести новых школ, а в течение еще ближайших лет построят остальные школы и 25 новых пристроев. Это поможет решить проблему второй и третьей смен, которые очень неудобны родителям, детям и учителям.

Где? В 2016 году школы появятся в самом Челябинске. И будет школа в Копейске, Сосновском районе и в Магнитогорске, если не ошибаюсь.

– Как выбирается место для строительства школ?

– Меня спрашивают главы районов, как попасть в список. Ответ один: готовьте проекты школ, должна быть выделена земля и должна быть потребность муниципалитета в этом. Например, приезжаю в Златоуст и вижу, что школы нуждаются в капремонте, а для того, чтобы его провести,  нужно определить детей в другую школу, поэтому нужно строить новые школы. В муниципальных районах также есть потребность в сельских школах чтобы не возить детей далеко на автобусах. Распределять и определять, где должны появиться школы будут на условиях конкурса.

– В Карабаше недавно обнаружили предмет с запахом тротила, какая-то реакция на вопрос безопасности в учебных заведениях после этого появилась?

– Я, кстати, недавно был в Карабаше. Есть вопрос, в каком состоянии там находятся образовательные учреждения, но в целом могу сказать, что этот случай актуализирует вопрос безопасности в школах. На мой взгляд, в нынешнюю школу можно приехать хоть на танке, и никто этого не заметит. Охрана там носит карикатурный характер. Чоповцы, охраняющие школы,  ничем не отличаются от бабушек-вахтерш, к тревожным кнопкам тоже есть вопросы. Но при этом школы платят за охрану большие деньги. Это, безусловно, вопрос муниципальных властей.

– Некоторые директора тут же заметили, что если в школе все входы, в целях безопасности и эффективности охраны, забаррикадируют, поставят там камеры, тут же придет пожнадзор и накажет за это…

– Что касается всяких надзоров, это вообще больной вопрос. Во многих надзорных ведомствах введена палочная система – нужно выдать столько-то предписаний и прочее. Как раньше говорили, «хватит кошмарить бизнес», теперь пора сказать «Хватит кошмарить образование». Сейчас школы и детсады задыхаются от проверок. Мое мнение – проверять их нужно в конце августа, раз в год. Сейчас из пальца высасываются все новые и новые придумки – из соображений пожарной безопасности перестелить ламинат, расширить или сузить дверные или оконные проемы, но все это стоит денег, которых у школ нет. А штрафы сейчас – 200-300 рублей.

– Не выльется эта история с усилением мер безопасности в новые поборы?

– К сожалению, когда вопросы безопасности превращаются в вопросы чьего-то бизнеса, это всегда выливается в поборы. Как это было с ЕГЭ, когда аудитории обвешивали камерами, потавили металлоискатели. А это сотни миллионов рублей. То есть на проблеме создают рынок. Это нерациональный подход.

– Еще одна больная тема - это объединение или не объединение ЧелГУ и ЧГПУ, какая сейчас там ситуация?

– Во-первых, считаю, что уничтожать ЧГПУ как самостоятельный вуз нельзя. Педагогические вузы имеют свою специфику, там особые кадры, подготовка, потому что там не только преподают предмет, но и методику. В том же ЧелГУ этого нет. Историк из него выходит только историком, но не педагогом. Второй момент – объединение классического гуманитарного вуза как ЧелГУ с ЧГПУ, если бы оно состоялось, а оно, скорее всего, состоится, было бы чревато массовыми сокращениями преподавательского состава, потому что номенклатура специальностей практически одинакова. Третье – категорически против этого выступает профессиональное сообщество. Самый болезненный вопрос для школ – попытка уничтожить педвуз. При этом не учитывается важный момент: благодаря самостоятельному педуниверситету мы не испытываем голода в молодых педагогических кадрах. В тех регионах, которые потеряли педуниверситеты, эта проблема есть. Федеральное минобразование зачем-то систематически занимается  уничтожением педвузов. Наш педуниверситет пытались закрыть еще три года назад, и тогда местные депутаты его отстояли. И сейчас предпринимается новая попытка. Очевидно, она не последняя. А ведь если его закроют, то никто к нам из ближайшего Свердловского педуниверситета работать не поедет, ни в Карабаш, никуда – тут и зарплаты не те, и не те условия.

– 2016 год – год выборов, ваши планы на следующий мандат?

– У меня есть планы участвовать в предварительном внутрипартийном голосовании. Я участвовал дважды в праймериз: один раз проиграл, второй раз участие было более успешынм, я вошел в пул кандидатов, из которого список и формировался. Я тогда уже понял, с каой аудиторией мне нужно работать. Я тогда сделал ставку на учителей, на работников детских садов. На работников образования, потому что я сам выходец из этой среды, из педагогической семьи, и мы с ними говорим на одном языке и это себя оправдало. С тех пор я ушел и в комитет по образованию, выступая за интересы этой аудитории, в том числе за сохранение Педуниверситета. В этот раз я для себя принял решение, что в праймериз участвовать буду, а насколько успешно или не успешно – покажут результаты.

– Есть ли у вас какой-то примерный список депутатов от Челябинской области, которые будут участвовать в голосовании?

– Могу сказать, что будет очень высокая конкуренция на внутрипартийном голосовании, потому что, исходя из общения с коллегами, и действующие депутаты собираются заявиться, и многие видные общественники, и региональные политики. Никаких списков заранее партия не делает. Нам сказано четко – кто побеждает на праймериз, тот попадает в списки. 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

ВЛАДИМИР БУРМАТОВ: «Я УЖЕ УВОЛИЛ НЕСКОЛЬКО ЗАММИНИСТРОВ – ПОСАДИТЬ НЕ УДАЛОСЬ»

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?