Олег Климов: «Челябинск в смоге, но до Карабаша еще далеко» [16+]

20 марта 2015 1021
Ветер сегодня – самый лучший друг челябинцев. Когда он дует, воздух прозрачнее, но стоит порывам утихнуть, как дышать становится трудно.

Именно в штиль ядовитые вещества в воздухе – продукты работы автомобильных двигателей, предприятий, а также пыль от дорог – достигают своей максимальной концентрации. Как выживать в подобных условиях, мы спросили у заместителя губернатора областиОлега Климова, возглавившего экологический штаб.

– Обстановка с воздухом в Челябинске в последнее время обострилась, – отмечает Олег Борисович. – В дни безветрия выбросы от предприятий, автомобилей, пыль от дорог оставались в черте города, их давлением прижимало к земле. И кроме природных вмешательств – ветра – сложно было придумать, как эту ситуацию разрядить. Но последний период НМУ был самый продолжительный – с 26 февраля по 9 марта. По наблюдениям Гидрометцентра, это редкость, форс-мажор. В таких условиях предприятия должны ограничивать свои объемы производства. Если НМУ первой степени – самой легкой, то на 15-20%, если второй – от 20 до 40%. И, получая такой сигнал, предприятия вроде бы снижали объемы. Но некоторые лукавили. Дело в том, что у заводов есть расчетные данные по выбросам на год. Например, «Мечел» имеет разрешение на выброс - 120 тысяч тонн в год, но сейчас их мощности загружены только на половину – до 60 тысяч тонн. Ясно, если брать снижение объемов от расчетного, то они уже снизили их, сложно придраться. При проверке выбросов мы просили все-таки Росприроднадзор, природоохранного прокурора выяснять, какое снижение произошло – от фактического объема или от расчетного. Но пока данные по всем этим проверкам нам не известны.

Кто же сегодня гадит в городе? Чиновники уверены, что найти единственного виновника, как многие того требуют, невозможно.

- К сожалению источников выбросов много. На одном только «Мечеле» 125 труб. И мобильные лаборатории, которые мы привлекли к работе экологического штаба, помимо стационарных постов гидрометцентра, зафиксировали, что выбросы есть фактически во всех частях города. Больше всего, конечно, дымит «Мечел Кокс». И мы увидели это, в том числе, с вертолета. Тогда ветер дул северо-восточный, и все выбросы как раз шли на центр города. От других предприятий их значительно меньше.

Добавляет масла в огонь, а точнее, дыма в город, и Коркинский разрез.

– Сейчас там не затухают 8 эндогенных пожаров, – говорит замгубернатора. – И длинный дымовой след от них стелется на десятки километров. И когда в сторону Челябинска дует даже слабенький ветерок, дым приходит в Ленинский, Тракторозаводской районы, все территории вблизи Копейска. 22 декабря смог был именно оттуда. Сейчас руководство разреза сделало первые шаги, чтобы ситуация улучшилась. Там пообещали, что к 1 июня они применят новую установку для тушения пожаров, и 4 пожара обязались потушить. Остальные пока находятся в оползневой зоне, спускаться туда опасно. Сейчас заказан проект, как подойти к этим пожарам, возможно, они также будут потушены к лету. Есть опасность, что владельцы разреза объявят себя банкротом, и тогда тушение пожаров ляжет на плечи области. Но губернатор все же уверен, что все наши владельцы предприятий с нормальной гражданской позицией, и такого не случится. В противном случае будем принимать меры, называть людям имена тех, кто навредил городу. Это касается и челябинских предприятий.

 Есть опасность, что владельцы Коркинского разреза объявят себя банкротом, и тогда тушение пожаров ляжет на плечи области.

Автомобиль – не меньший источник вредных выбросов.

– Сейчас принято считать, что автомобили дают 30 процентов смога, остальные выбросы – от предприятий. Но в городе каждый день ездят порядка 300 тысяч авто, в праздники – еще больше. Также сократили электротранспорт, выпустив на улицы тысячи маршруток. Плюс в городе не убирают дороги: антигололедная смесь, выхлопы накапливаются и уходят в воздух. Когда мы облетали город на вертолете, то увидели, что над дорогами стоит непроницаемое облако высотой с 5-9-этажный дом.

Впрочем, находится в Челябинске и еще один загрязнитель – мелкие предприятия, которые прикрываются промышленными гигантами.

– На территории громадных предприятий – десятки маленьких, и каждое из них что-то делает, – говорит Олег Климов. – Кто-то переплавляет аккумуляторы, другие еще что-то делают, и вред от этого не меньше. Например, нам пожаловались, что на территории завода Колющенко что-то выплавляют и идет ядовитый дым. У людей от него болит голова. Сейчас проверяем, что это такое.

Что нужно сделать, чтобы поймать загрязнителя?

Единственный способ узнать, кто портит воздух – установить датчики на источники выбросов.

– Единственный способ узнать, кто портит воздух – установить датчики на источники выбросов, - говорит Олег Климов. – Законодательство определило срок установки – до 1 января 2018 года. Но губернатор попросил поспешить и уже в этом году установить датчики на основные источники выбросов. Но в Челябинске есть предприятия, которые не дожидались просьбы главы региона и уже установили датчики: ЧЭМК, Цинковый завод и другие. Руководство этих предприятий понимает, что люди хотят не только работать в городе и получать зарплату, но и жить. В Карабаше, например, даже металлурги не остаются надолго, потому что жить там невозможно. Ведь у них тоже есть семьи, которые хотят дышать чистым воздухом. Но, к сожалению, на просьбу установить датчики не все отозвались. «Мечел», например. Там, видимо, какие-то другие подходы.

Помимо датчиков, которые дают возможность контролировать выбросы, решено разработать и сводный том предельно допустимых выбросов.

– Пока у Челябинска его нет, – отмечает Олег Климов. – Мы не знаем, где какая концентрация вредных веществ, хотя их в Челябинске 150. А как лечить больного, не зная от чего? Сводный том позволит выяснить, что предприятия выбрасывают. И как только мы увидим, что выбросы превышены, будут приниматься меры. Например, будем снижать для них разрешительные нормы. То есть «Мечелу» вместо установленных для них 120 тысяч тонн объема допустимых выбросов снизим до 60. Росприроднадзор и прокуратура будут штрафовать предприятия, останавливать производство до 90 суток. О выводе заводов из города пока речи не идет. На предприятия города трудятся 100 тысяч заводчан, вместе с членами семьи это уже 400 тысяч. Речи о том, чтобы закрыть предприятия и оставить этих людей без средств к существованию, не идет. Для сравнения, тех, кто подписался под обращением к президенту и ратовали за вынос предприятий за черту города, несоизмеримо меньше – полторы тысячи.

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?