Каждый на свете немного лишний

11 ноября 2016 2532
«Удивительное уродство – плоды добра». Или. «Птица Майя, ослепшая нота ля – умоляю, вырвись из февраля!» Лучшие, на наш взгляд, рифмы и смыслы из новых глав «анонимной книги». А как считаете вы?
Каждый на свете немного лишний

Сериал состоит из небольших фильмов, каждый из которых представляет одну из 115 глав книги «Русская поэтическая речь-2016. Антология анонимных текстов». Поскольку все тексты анонимные, то читать их будут члены редколлегии проекта – Виталий Кальпиди и Марина Волкова.

Сам проект «Русская поэтическая речь-2016» - это первая в русской литературе попытка отказаться от обаяния имени поэта, от груза его статуса, премиальной истории, количества книг и публикаций или отсутствия таковых.

257 поэтов из 17 стран и 27 регионов России получили предложения участвовать в проекте. В книгу вошли стихотворения 115-ти. Получился не роман в стихах, а роман стихов, причем анонимных, что уже неординарное событие в современной литературе, но у проекта есть и другие масштабные задачи.

Во-первых, параллельно созданию первого тома шло исследование читательского восприятия. И вы, уважаемые зрители, можете принять в нем участие: либо проголосовать на портале интернет-телевидения Ural1 за понравившуюся главу, либо запросить у редколлегии анкету, вопросы которой позволят вам более полно поделиться впечатлением от каждой конкретной кино-главы.

Во-вторых, и, это, может быть, самое важное в проекте, планируется второй том: где будут опубликованы статьи ученых, критиков, специалистов нефилологического профиля, и даже рядовых читателей, посвященные текстам первого тома. В итоге мы можем получить точный, допустим, что объективный срез современной поэтической речи, и почти одновременно – ее научную и читательскую оценку.

Двухтомник «Русская поэтическая речь – 2016» – это актуальный контекст современной поэзии, а также попытка проектирования её скрытых возможностей вплоть до создания новых форм гуманитарной идеологии. Один из механизмов этой презентации и осмысления – сериал, который предлагается вашему вниманию. Приятного и полезного Вам просмотра, то есть все-таки – прочтения!

Подробнее о проекте.

Глава № 53: Надо найти маленькое зло, посадить его в горшок, поливать два раза в день, удобрять, прищипывать цветки, беседовать с ним перед сном, и через некоторое время на его ветках появится удивительное уродство – плоды добра.

Трель

Вид на жительство в рамках земного шара
Шанс клошара. Лишь бы не оплошала
Тётка-трасса... Выведет – не поймаю
Птицу, что так отчаянно рвётся к маю –
Пой! Над разливом, над синей поймой,
Над берёзовым облаком.
Блоки туман облёк.
Косная тонна тверди – и уголёк
Выведу на поверхности: «С добрым утром», –
Мой ответ печенегам и камасутрам,
Всем теориям эго и равновесий
Вместе весело. А иначе зачем быть вместе?
Руки-веточки, дерево от корней,
Дереву сверху явственней и видней,
Для чего петляю по переходам,
Задыхаюсь, словно вхожу в охоту,
Закрепив флажок на затылке бритом,
На потеху Мартам и Маргаритам...
Птица Майя, ослепшая нота ля –
Умоляю, вырвись из февраля!

Вальс цветов

Где твоё небо, смешливый грешник
Хватит ли вёсен навеселе?
Пусть для тебя расцветёт подснежник –
Белый на чёрной сырой земле.
Пусть лепестками осыплет вишня,
Яблоня вздрогнет над головой.
Каждый на свете немного лишний,
Каждый однажды взойдёт травой,
Ночью проснётся звездой на теле,
Утром сорвётся пчелой в гамак.
Ландыши, лютики, иммортели,
Всё что угодно – только не мак!
Только не красный, в степи, по склону
Жадным пожаром среди камней,
Щедрым потоком, густым, солёным,
Медленней... медленней... холодней.
Капля – росинка. Цветок ромашка.
Дерево – липа. Гора Тепе.
Машка в Смоленске. А здесь рюмашка
Льётся и падает по тебе.
Брошены кости, стихи сгорели.
Ворох каминных былых бумаг.
Пусть для тебя расцветёт в апреле
Всё что угодно – только б не мак...


Глава № 55: Жизнь расправляется с нами при помощи смерти. А любим мы её за то, что делает она это с нами не настолько жестоко, как могла бы.

* * *
Дверь скрипнула, а дальше голова
просунулась, покои осмотрела.
Дверь распахнулась, обнаружив тело.
– Фердыщенко, – оглашены слова, –
Жилец. Пришел предупредить: взаймы
мне денег не давать. Довольно странно –
одни буреют, а другие сразу
линяют ассигнации. Да, мы
соседи! – Следом новый господин –
обрюзгший, тучный, с баками, усами,
огромными навыкате глазами:
– Сын друга моего. Ну, точно сын.
Носил-с вас на руках. – Но мой отец –
уже как с двадцать лет… Да, ровно двадцать
и месяца три. Доводилось знаться
и с матушкою. – Также не жилец:
спустя полгода от простуды… – Полно!
Не от простуды – с горя! Был влюблён
в родительницу. Князь дышал неровно,
через платок решил стреляться он.
Взвели курки, взаимно пистолеты
к сердцам приставили, лицо к лицу глядим,
но чудо: слёзы брызнули, не дым.
Великодушие, объятия, обеты,
уступки, примиренье тут как тут.
– Папаша, вам накрыто, остывает!
– Несчастный Иволгин... Да разве так бывает?
С фамилией Фердыщенко живут?

* * *
Королева, содом, розы манят алькова.
Дышат, сердятся тройки. Молчит бубенец.
– Доползёшь на Васильевский за три целковых?
– Доползёт, о моя королева! Вконец
жечь постылую жизнь (ей цена – полкопейки);
ночью – ветер в лицо, паровоз и река.
Кто там тихий сидит на кленовой скамейке,
чья там Жданову жидкость разлила рука?
Но всё это потом, а сейчас колоритно,
эфемерно, с романтикой вздорной внутри.
Посмотри, как пылает камин, как горит он –
нешлифованный этот алмаз. Посмотри:
отражается женщина в нём, и блаженный
и суконный мужик от такой красоты –
удивлённый и тихий, скупой и безмерный –
видят сон, и смягчаются дивно черты.

Глава № 56: Желание прочесть дважды уже раз прочитанное обнаруживает нашу тупость. Желание прочесть трижды – ум. Желание забыть прочитанное трижды – мудрость.

Чудо

На самом последнем маленьком небе
Воздух глубокий как осень в которой
Деревья в листве из леса ветвей
Летят и листва сама от себя
Прячется на ветвях ни рыбин ни птиц
Ни души из листвы на тропинках лесных
И тени своей осенней длинней
День и в тени деревья своих
Листьев летят одни в небеса
Другие с небес и высится лес
Сам над собой и в чаще лесной
Ни ветвей ни стволов за осенней листвой

Деревня

Солнце другое за ручьём и рекою
И кто-то в берёзовой роще чужой
Не плохой не хороший и осень в берёзах
И грозы и гром и тревожно светло
От грома и гроз и в чаще оливы
И пальмы дожди с них обратно
Бегут из радуг в грозу и страшно
В лесу и ветр осенний утешен
Не сдержан и нежен как деревня под снегом.

Вечер

Коршун утешен тишиной и в кромешной
Парит тишине как рыба в реке.
Над рекою и лесом под кровом небесным
И снова не вечер в облачке сердца.
Ни ночи, ни дня и кругом тишина
Осторожна слышна как полёт мотылька.
И кто-то из леса глядит и реки
То как птица летит, то как рыба плывёт.
И крыльями бьёт шевелит плавником
Пушистый зверёк снежок мотылёк.

ПРЕДЫДУЩИЕ ВЫПУСКИ ПРОЕКТА:

ДВА АБОРТА ЗА ПАРТОЙ, ОДИН – В ПТУ

ЗАДУМЧИВЫЙ РЕЦИДИВИСТ ИДЁТ ПО ПАСМУРНОЙ АЛЛЕЕ

ТАНЯ ЧИТАЕТ ТАЙНЫЕ ЗНАКИ, ТЁЩИНЫ ВРАКИ, ВАРЁНЫЕ РАКИ

​​​​Следите за новостями в наших группах «В контакте»,  «Одноклассниках» и «Фейсбуке».  

Комментарии на портале работают в режиме премодерации, поэтому их появление на сайте будет занимать некоторое время.

Немедленно высказать свое мнение по любой теме вы можете в наших группах Facebook, ВКонтакте, Twitter

Как вы относитесь к скандальному эпизоду в эфире радио «Вести ФМ», в котором депутат Госдумы Наталья Поклонская приписала Суворову слова Чацкого из комедии Грибоедова?