Главный приз конкурса — в определенном смысле вещь культовая. Кинематографические «Оскары», телевизионные «Эмми» и «Тэффи», музыкальные «Грэмми» и BMA, «Каннские львы» рекламщиков и «Серебряные Лучники» пиарщиков — это не просто памятные статуэтки, это — материальное воплощение успеха, высшего профессионального признания, символ победы.

Призы конкурсов мирового авиационного сообщества не являются в этом смысле исключением. Все они очень разные, но в равной степени желанные для людей, у которых все вроде бы уже есть. Строгая элегантность посеребренного мини-обелиска Flight International Aerospace Awards, внушительная весомость стеклянного куба Air Transport World, стеклянный мини-глобус лауреатов Aviation Week & Space Technology, бронзовая фигура «Крылья России». За эти призы всерьез бьются корпорации с объемом продаж в десятки миллиардов долларов, временами обижаясь на организаторов, если не получают награды, временами выступая в качестве спонсоров, чтобы «подняться над схваткой», и всегда радуясь как дети, когда приходит признание и тебя приглашают на сцену получить главный приз.



Сегодня, на девятом году своей истории, главный приз победителей национального авиационного конкурса «Крылья России» в третий раз меняет свой облик.

В начале 1997 г., когда идея проведения конкурса для поощрения лучших авиакомпаний страны только начинала приобретать черты реального проекта, одной из первых задач, вставших перед учредителями премии, стала разработка концепции и изготовление главного приза.

В результате довольно сложных поисков, Вера Брагина, тогда выполнявшая роль координатора проекта по организационным вопросам, вступила в контакт с коллективом художников завода «Саратовстекло» под руководством заслуженного художника России Владимира Александровича Филатова, которые и создали вскоре хрустальный приз «Крыльев России».



Читайте также  Новый "Урал" для силовых структур