В последние годы российский авиапром активно интегрируется в мировую авиастроительную отрасль. Помимо собственно разработчиков и производителей авиатехники в этот процесс вовлекаются поставщики различных систем и материалов. Один из самых ярких примеров успешного сотрудничества — совместное предприятие Ural Boeing Manufacturing (UMB), основанное американским авиастроительным гигантом Boeing и российским производителем титана корпорацией "ВСМПО-Ависма" для производства титановых деталей самолетов Boeing 787. UBM начало свою работу летом прошлого года, и сейчас генеральный директор СП Гари Бэйкер рассказал АТО о первых шагах нового предприятия и планах на ближайшее будущее.

АТО: Трудно ли было открывать предприятие в России? В каком состоянии находится производство UBM в настоящий момент?

Г. Б.:
Основной проблемой была доставка оборудования на производственную площадку в Верхнюю Салду. Необходимо было внимательно следить, чтобы все было поставлено вовремя. Однако главное — это то, что в 2009 г. нам удалось завершить строительство производственного цеха и начать монтаж оборудования. Мы уже установили четыре производственные линии, монтаж последней завершился в декабре. Мы обучили персонал и успешно прошли независимый аудит системы качества для получения международного сертификата ISO9100. После отладки и тестирования оборудования приступили к производству первых крупногабаритных изделий — нижних узлов крепления крыла к фюзеляжу.
АТО: Когда первая деталь с UBM будет установлена на Boeing 787?

Г. Б.:
Хороший вопрос, но мы пока еще не знаем. Сейчас готова первая партия продукции, которая скоро отправится на завод Boeing в Портленде для финальной обработки. После этого наша деталь будет поставлена японской Fuji Heavy Industries, которая делает центроплан для 787-го, а оттуда вернется на сборочное производство Boeing в Сиэтле.
АТО: Каковы планы работы СП на этот год?

Г. Б.:
В этом году мы планируем расширить производство. В апреле начнем опытный выпуск среднегабаритных деталей. После отладки производства серийные детали будут поставляться подрядчикам Boeing в Сент-Луисе и Нью-Йорке. Мы также получим оборудование для обработки малогабаритных деталей и начнем подготовку к его запуску. Этот процесс включает в себя не только установку станков, но и закупку резцов и необходимого инструмента.

Мы планируем запустить участок по обработке малогабаритных деталей к концу года — таким образом, выйдем на 85% наших производственных мощностей. Полная загрузка будет достигнута в 2011 г., для чего мы планируем привлекать дополнительные заказы. Это может быть работа как для Boeing 787, так и для других программ.
АТО: Планируете ли Вы выпускать продукцию по заказам для других авиапроизводителей, в том числе российских?

Г. Б.:
В настоящий момент мы работаем над первичной обработкой той продукции, которая у нас есть. Я сначала хочу отладить наши производственные процессы, а уже потом переходить к выпуску готовой продукции для сторонних заказчиков. Но сейчас мы рассматриваем возможность перейти к финальной обработке раньше, чем планировалось изначально. Возможно, это произойдет в конце текущего года.

Что касается заказов от российских авиапроизводителей, то это вероятно, но не для военных программ. Мы можем выполнять различные заказы — от первичной до финальной обработки титановых деталей.
АТО: ВСМПО имеет собственные мощности по обработке титановых деталей. В чем отличие возможностей UBM?

Г. Б.:
Разница в видах работ. ВСМПО развивает свои мощности по обработке титановых изделий, заказало такие же, как у нас, портальные станки MAG Cincinnati, только в трехосевом исполнении (на UBM стоят пятиосевые порталы). Цех 54 ВСМПО уже достиг схожего с нами уровня точности обработки и продолжает закупать новое оборудование. Мы будем равны по возможностям, но UBM в основном будет работать по заказам Boeing, в то время как у ВСМПО есть заказы от Airbus и других производителей. Хотя они тоже выполняют работы в интересах Boeing — например, детали стойки шасси для Messier Dowty. Несмотря на то что со стороны может показаться, будто мы конкурируем друг с другом, но ВСМПО учится у нас, и это хорошее партнерство.

Читайте также  Возвращение в Сибирь